30 октября 2020  03:54 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Астральные путешествия. Методика выхода из тела


 

А. М. Черницкий


Астральные битвы


Часть II

 

Перевоплощения Воина

 


Глава 2.1.

С чего начинается магия?

 

Реальность откроется тому, кто молчит. Это не преувеличение. Шри Ауробиндо назвал такое состояние «безмолвием ума», Джидду Кришнамурти – «тотальным вниманием», а буддисты – «пустотой».

– Йогас читта вритти ниродха, – говорили ранние йоги. – Йога – это приостановка активности субстанции ума.

Технология" такой приостановки у каждой школы своя, однако наиболее внятно, как и многое другое, она изложена в учении потомков воинственных ацтеков. Дон Хуан выражается гораздо яснее монголоидов Индостана и Тибета, поскольку является наследником самой древней на земле магической традиции, терминология и методика преподавания которой отполированы до совершенства сотнями поколений магов.

– Ты слишком много думаешь и разговариваешь, – заявляет он ученику. – Ты должен прекратить разговор с самим собой. Каждый из нас делает это. Мы ведем внутренний разговор. Что ты делаешь, когда остаешься один?

Карлос признается так, как любой из нас признался бы на его месте:

– Я разговариваю сам с собой.

– Я скажу тебе, о чем мы разговариваем сами с собой, – обещает старый индеец. – Мы разговариваем о нашем мире. Фактически мы создаем наш мир нашим внутренним разговором. Когда мы перестаем разговаривать с собой, мир такой, каким он должен быть. Мы обновляем его, мы наделяем его жизнью, мы поддерживаем его своим внутренним разговором. Но не только это. Мы также выбираем свои пути в соответствии с тем, что говорим себе. Так мы повторяем тот же самый выбор еще и еще, до тех пор, пока не умрем, потому что мы продолжаем все тот же внутренний разговор. Воин осознает это и стремится остановить этот разговор. Это последнее, что ты должен знать, если хочешь жить, как Воин.

Внутренний диалог – это мальчиш-плохиш, который пакостит на каждом шагу. Нам трудно разрушить образ себя именно потому, что непрерывная внутренняя болтовня этот образ фиксирует. Одновременно она фиксирует привычное мировосприятие, не давая разрушить и его.

На чем бы не остановился ваш взгляд, в глубинах разума неизменно всплывает ярлычок, подтверждающий, что мы видим именно то, что видим: «будильник», «очки», «нож»... А если бы эти подсказки перестали вдруг всплывать? Вместо будильника мы бы увидели нечто круглое, испещренное веселыми штрихами; вместо очков нашему взору открылось бы нечто еще более смешное, прозрачное, с бликами и способностью все искажать; нож оказался бы блестящей, острой палочкой – столь же бессмысленной, как и прочие предметы.

– Как ты знаешь, главная помеха в магии – внутренний диалог: это ключ ко всему, – чеканит старый маг. – Когда Воин научится останавливать его, все становится возможным. Самые невероятные проекты становятся выполнимыми. Ключом ко всякому колдовству и магическому опыту, который ты пережил недавно, был тот факт, что ты смог остановить внутренний разговор с самим собой.

Для остановки внутреннего диалога разработан набор хитрых упражнений. Самое главное – отсечь зрительные образы, то есть 90% информации вообще. Для этого зрение максимально загружается, но одновременно сводится к минимуму возможность автоматического движения глаз. Как это осуществить на практике?

– В начале нашего знакомства дон Хуан предлагал мне подолгу ходить с расфокусированными глазами, пользуясь только боковым зрением, – вспоминает Карлос. – Он утверждал, что если удерживать расфокусированные глаза на точке чуть выше горизонта, то получаешь почти полный 180-градусный обзор. Он настаивал, что это упражнение является единственным способом остановки внутреннего диалога. Тогда же я понял, что остановка внутреннего диалога – это не просто удерживание слов, произносимых самому себе. Весь процесс моего мышления остановился, и я ощутил себя как бы парящим.

Затем переходят к другому мощному каналу восприятия, слуху. От индейских магов не укрылось, что аудиосигнал гораздо меньше видеосигнала участвует в привычном описании мира. Старый индеец призывает ученика разгружать глаза, перенося нагрузку на уши:

– Мы говорим с другими и с собой главным образом о том, что видим. Воин сознает это и прислушивается к звукам мира.

Испытайте, читатель, этот простой совет. Проведите достаточное время с завязанными глазами, и вы убедитесь, насколько образы, рожденные лишь звуками, неполны. Из их неполноты вытекает их же неопределенность: один и тот же звук может издать ребенок, животное, телевизор, передвигаемый шкаф... В ситуации высокой неопределенности внутренний диалог расстраивается. Неслучайно задачи высокой степени неопределенности в технике называют кибернетическими задачами – людям они не по зубам и решаются лишь с помощью компьютеров.

Иная забавная уловка – правильный способ ходьбы. Идея следующая: необходимо перегрузить привычное мировосприятие с тем, чтобы оно... отступило.

– Воин сначала, поджимая пальцы, привлекает свое внимание к рукам, а затем, глядя без фиксации глаз на любую точку прямо перед собой на линии, которая начинается у концов его ступней и заканчивается над горизонтом, буквально затопляет свое привычное мировосприятие информацией.

Без фокусировки на окружающих конкретных элементах наше мировосприятие не умеет разговаривать само с собой и, как поэтически выражается дон Хуан, «становится тихим». Причем положение пальцев не имеет никакого значения, их просто нужно сжимать любым непривычным образом, чтобы привлечь собственное внимание к рукам. Ниже мы увидим, что метод информационной перегрузки применяется в гипнозе для того, чтобы «парализовать» сознание и в это время незаметно ввести установку в подсознание.

Упражняясь в «правильном способе ходьбы» и пользуясь только боковым зрением, вы обнаружите, читатель, чти расфокусированные глаза замечают множество штрихов мира без ясного представления о них – детали, чересчур мимолетные для обычного зрения. Привычному мировосприятию нечего сказать о них, и оно... молчит.

На самом-то деле внутренний диалог останавливается при помощи волы. Все обманные финты, которым обучают маги, служат лишь способом пробудить волю. Но что такое воля! Слепой, безличный и непрерывный поток энергии, который заставляет действовать нас так, а не иначе,

– Начать внутренний разговор с самими собой мы вынуждены под давлением тех, кто нас учит, –поясняет дон Хуан. – Когда они учат нас, они за

действуют свою волю. И мы задействуем свою в процессе обучения. Просто ни они, ни мы не отдаем себе в этом отчета. Обучаясь говорить с самими собой, мы обучаемся управлять волей. Это наша воля – разговаривать с самими собой. И, чтобы прекратить внутренние разговоры, нам следует воспользоваться тем же самым способом: приложить к этому волю.

Магию невозможно освоить нахрапом, как это делают студенты-троечники перед экзаменом, когда за несколько дней кое-как знакомятся с совершенно незнакомым прежде предметом,

– В прошлом мы видели, как некоторые люди пытались стать воинами при помощи напряженного усилия, – напоминает тибетский отшельник Чогьям Трунгпа. – Но результатом оказывалось дальнейшее смятение, когда такой человек открывал в себе целые залежи проблем и некомпетентности. Если вы не чувствуете радости, не ощущаете магического характера практики, то вам кажется, что вы просто наткнулись на высокую стену безумия.

Магия начинается сразу после того, как нам удается прервать свой внутренний «базар» и мы перестаем воспринимать мир привычно. Иначе говоря, гасится наше обычное (первое) внимание. Лишь теперь фокусируется наше второе внимание и можно увидеть Реальность.

 

Глава 2.2.

«Учитель Мескалито»

 

Обычно при упоминании имени Кастанеды «интеллектуал средней руки» сально улыбается:

– Как же, как же, читал-с: пейот, дымок...

Читал-с, да невнятно-с. Кастанеда упоминает галлюциногены, лишь когда рассказывает о своих первых шагах по тропе Воина. Старый Хуан Матус с помощью мескалина и курительной смеси демонстрировал ученику мир в совершенно непривычном обличье. Затем дон Хуан добивался от Карлоса подробнейших отчетов о психоделических видениях. Вновь и вновь Карлос описывал свои яркие путанные образы. Так иной мир вторгался в привычный: старик сознательно устранял пропасть между обыденностью и галлюцинацией.

– Самое продуктивное состояние, – поучал старый индеец, – это когда мы уже ни в чем не уверены.

Разрушая старые штампы восприятия, индейский маг умудрялся не создавать новые. За долгие годы обучения он не устал повторять:

– То, что ты видишь в Реальности, – твое личное дело!

Понятие ИСС слишком расплывчато для магии. Состояние нашего сознания изменяется вследствие нарушения обмена веществ в мозгу и сопутствует всякому отравлению мозга. При этом неважно, чем вызвано отравление: голоданием, алкоголем, бессонницей, недоеданием, переутомлением, монотонными бессмысленными действиями, кружением на одном месте, самоистязанием, клеем «Момент», ацетоном, бензином, микоатропином (содержится в мухоморах) или другими «веществами силы».

Далеко не все эти средства позволяют достичь второго внимания, то есть сам по себе факт регулярного пребывания в ИСС вовсе не гарантирует успешного продвижения по пути Воина. Опьянев от вина, человек переходит в ИСС, однако это нисколько не помогает ему овладеть вторым вниманием.

Воин не «ловит» кайф просто так. Большие психоделики, к которым относят ЛСД-25, псилоцибин и мескалин, не стимулируют «центр наслаждения»: их прием не сопровождается ни эффектом эйфории («прихода»), ни эффектом привыкания. В отличие от конабиола (содержится в конопле) и опиатов (добываются из мака), большие психоделики не являются наркотиками. Они расслабляют органы чувств человека, то есть изменяют наше внимание. Незначительность наркотического опьянения позволяет это внимание концентрировать. К тому же внимание, в отличие от состояния медитации, направлено не только внутрь, но и вовне.

Трезвость измененного внимания позволяет во время опыта отличать сигналы из Реальности от собственных взвинченных воспоминаний и ожиданий. Вот что производит фантастическое впечатление! Маги почтительно называют мескалин «Учителем Мескалито». Писатель Олдос Хаксли, большой любитель, поэкспериментировать на себе, так характеризует состояние человека, принявшего мескалин:

– человек не становится глупее обычного (трезвость);

– способность к воспоминанию и последовательному мышлению падает почти до нуля (стирание личной истории);

– глазу открывается та красота восприятия, которая имела место в детстве (перестает работать по крайней мере часть сковывающего мироописания);

– интерес к пространственным отношениям снижается (разрушение трехмерного мира);

– интерес ко времени падает почти до нуля (разрушение времени, четвертой привычной координаты);

– причины, в обычном состоянии побуждающие действовать и страдать, делаются глубоко неинтересными (подавление собственного «эго»);

– зато появляются куда более занимательные вещи, о которых стоит подумать (естественная реакция освобожденного разума);

– эти занимательные вещи могут находиться как внутри человека, так и во внешнем мире, одновременно либо последовательно (энергетическое единство индивидуума и Реальности).

Хаксли так описывает восприятие под воздействием мескалина собственного, до боли знакомого кабинета:

– Маленький столик для пишущей машинки стоял в центре комнаты. За ним, если смотреть от меня, находился плетеный стул, а еще дальше – конторка. Эти предметы образовали замысловатую структуру из горизонталей, вертикалей и диагоналей, структуру тем более интересную, что ее невозможно было понять с точки зрения пространственных отношений. Я не смотрел на свою мебель как прагматик, которому нужно сидеть на стульях или писать за столом, но и смотрел не как кинооператор или регистрирующий научный прибор. Я смотрел, как чистый эстет, которого интересует только форма и расположение форм внутри поля зрения или на холсте картины. Вот, например, ножки этого стула – как чудесна их округлость, а их полированная гладкость просто сверхъестественна! Я провел несколько минут или веков, и при этом не только созерцал эти бамбуковые ножки, но и реально был ими, или, точнее, находился в них.

Быть ножками стула – как вам это нравится? Кажется литературным закидоном, этакой гиперболой... А ведь нам еще предстоит узнать, что человек действительно может превратиться в кого и во что угодно, причем безо всякого мескалина! Но вернемся к Хаксли, Более бамбуковых ножек его заворожили книга на полках, собственные брюки и закат над равнинами Калифорнии.

Писатель переводит взгляд с книг на брюки, а потом в окно и никак не может налюбоваться этими чудесными вещами. Хотя много лет он их попросту не замечал. Мескалин, как видим, резко ослабляет привычное мировосприятие. Но оставим в покое писателя и вернемся к нашему начинающему Воину. Что ощущал ученик дона Хуана после приема мескалина?

То был целый калейдоскоп, в котором радостные видения все чаще сменялись кошмарами. Одинокий Карлос бродил по пейотовому полю и видел голубоватый мерцающий свет, исходящий от кактусов. Одному из кактусов Карлос принялся петь песни под аккомпанемент ветра, в котором американцу чудились голоса флейт. Затем прямо из растения вышел сам принц Мескалин, и Карлос стал молить его подсказать, что неправильного он делает в жизни.

Впрочем, поле и принц скоро исчезли, а наш герой оказался в отчем доме, где обнял отца и стал изливать ему душу. Но вот Карлос вновь на поле: он слышит голос Мескалито, повелевающего съесть еще один кактус, причем прямо с земли. После этого американец с изумлением обнаруживает, что обладает особым зрением: он может видеть одновременно то, что вверху, внизу и по сторонам! В этом непередаваемом состоянии, которое дон Хуан назвал бы вторым вниманием, Карлос находился до тех пор, пока не пришла пора расплаты.

Возникли какие-то неприятные звуки, в которых начинающий маг различил постепенно звуки шагов. Стало ясно, что его преследует «что-то громадное». Американец бросился наутек и пытался спрятаться под большим камнем. Вот тут-то преследователь, а это была гигантская морская водоросль, пошел в атаку. С листьев водоросли на Карлоса капала слизь, и он знал, что это пищеварительный сок, который его растворит. Он лихорадочно стирал ожоги слюной и при этом продолжал вжиматься в щель под валуном... На рассвете, почти переваренный водорослью, Карлос приходит в себя:

– Я смутно заметил свет, который становился все ярче. Свет шел из-под земли, пока наконец не прорвался в то, в чем я узнал встающее из-за гор солнце.

Мировосприятие молодого антрополога дон Хуан обрабатывал и с помощью другого растения, индейского дурмана (разновидность Datura Innoxia, содержащего в качестве наиболее активного компонента скополамин).

– Помогли ли мне растения силы? – спрашивает ученик.

– Конечно. Они раскрыли тебя, остановив твой взгляд на мир, – кивает старый маг. – В этом растения силы оказывают такое же воздействие на привычное мировосприятие, как и правильный способ ходьбы. И то и другое переполняет его информацией, и сила внутреннего диалога приходит к концу. Растения силы превосходно подходят для этой цели, но их применение оплачивается слишком дорого. Они наносят слишком большой вред телу. Это их недостаток, особенно дурмана.

«Вещества силы» – это не единственный, но наиболее соблазнительный путь в Астрал. Человек с невысоким уровнем самодисциплины с их помощью сперва легко разрушит обыденное мировосприятие, а затем погонится за обрывочными видениями Астрала. В итоге можно либо сойти с ума, либо «подсесть» на крепкие наркотики.

– Следует прибыть к Реальности, не покалечив привычного мировосприятия, – объясняет старый маг. – Я остановился, когда решил, что ты накопил достаточно взглядов на Реальность.

Пройдут годы, и Карлос сделает важный вывод:

– Мое первоначальное предположение относительно принципиального значения психотропных растений – ошибка. Они вовсе не являются важным аспектом магического описания мира, они лишь помогают свести воедино разрозненные части этого описания. В силу особенностей характера я был не в состоянии воспринимать эти части без по мощи растений. Упорно цепляясь за привычную версию реальности, я был глух и слеп к тому, что дон Хуан пытался внедрить в мое сознание. И только эта моя нечувствительность заставляла его использовать в моем обучении психотропные средства. Они создали брешь в моей «защите»...

Здесь самое время сказать еще об одном феномене. Магический опыт, приобретаемый без психотропных средств, гораздо ярче, чем под воздействием «травы дьявола» или мескалина.

– Каждый раз, когда я принимал психотропные растения, я помнил об этом, и у меня была, таким образом, постоянная возможность подвергнуть сомнению достоверность испытываемого опыта, – поясняет Карлос. – Но когда, например, со мной разговаривал койот, у меня не было никакой такого рода защиты. Я не мог истолковать это каким-либо рациональным образом. Я в самом деле остановил мир.

Далеко не все воины из отряда дона Хуана использовали галлюциногены. Карлос – скорее исключение, чем правило, и прочие маги посматривали на него с опаской, понимая что у этого парня не так уж много шансов стать магом. Никто бы не удивился, если бы у американца «поехала крыша». То, что этого все же не произошло, – всецело заслуга его великого Учителя.

– Мы собирали второе внимание посредством сновидения, а ты сделал это при помощи своих растений силы, – рассказывает Карлосу магиня по имени Ла Горда. – Учитель сказал, что эти растения собрали угрожающую сторону твоего второго внимания в одну глыбу... Он сказал, что это случается с магами, которым дают растения силы. Если они не умирают, то растения силы закручивают их второе внимание в устрашающую фигуру.

Под воздействием психотропных средств из человека буквально прет весь мусор, запрятанный в обычном состоянии на дне души, – агрессия, амбиции, страсти, страх... Вот откуда жуткая сцена с морской водорослью, пожирающей людей: она порождена подсознанием самого Карлоса и не имеет никакого отношения к Астралу.

 

Глава 2.3.

Щит и меч Воина

 

Ученым давно известно, что при решении какой-то сложной интеллектуальной проблемы резко увеличивается электрическое сопротивление человеческой кожи. Организм больше обычного изолируется от внешней среды, снижает энергетический обмен с ней. Особенно возрастает сопротивление кожи, когда мы сталкиваемся с какими-то странностями и парадоксами, то есть при испытаниях «на прочность» нашего привычного мировосприятия.

Вообразите, что в поле вашего зрения появился вдруг светящийся шар. Ваш мозг буквально набросится на необычный объект, пытаясь постичь его, – в первую очередь для того, чтобы оценить опасность этого объекта лично для вас. Что, если речь идет не об астральном теле, а о шаровой молнии?

Сфокусированное, направленное внимание запускает механизм самосохранения, чтобы в напряженный момент мозгового штурма не пропустить предательский удар извне. В числе прочего резко возрастает электросопротивление кожи. Внимание является «щитом» Воина. Однако его же приходится использовать и в качестве... «меча», которым разрубают привычное мировосприятие.

Вспомним ходьбу Карлоса с расфокусированными глазами, удерживаемыми на точке чуть выше горизонта, – очень полезный прием для прерывания внутреннего диалога. Фактически же это способ расфокусировки не зрения, а внимания.

Что при этом происходит? На миг внимание оказывается без своей всегдашней загрузки: вы толком ничего не видите. Вот тут-то и может повезти, если в сферу внимания попадет сенсорный сигнал, принципиально недоступный привычному мировосприятию. Этот сигнал хоть ненадолго переключит ваше обыденное внимание совершенно в другой режим работы – во второе внимание, или внимание Реальности.

Никто не знает, когда это случится, через несколько дней или через несколько лет. Даже маги не знают, каким образом встречаются две великие тайны, внимание и Реальность.

– Первое внимание человека – это животное осознание, которое в процессе накопления жизненного опыта развилось в замысловатое, многоплановое и исключительно хрупкое образование, функция которого – иметь дело со всем, что существует в нашем обычном мире повседневной жизни, – объясняет старый индеец. – Иначе говоря, все, о чем можно думать, относится к сфере функционирования первого внимания... Второе внимание относится к сфере неизвестного. Оно начинает работать, когда задействуются излучения внутри человеческого кокона, которые обычно не используются.

Первое внимание фокусируется на обычном мире, выделяли усиливая определенные излучения из того довольно узкого спектра, в котором пребывает нормальное человеческое осознание. При этом выделяется лишь незначительная часть из всех излучений, которые пронизывают наш светящийся кокон. Так формируется обыденный, общеизвестный мир.

А что же прочие излучения? Куда деваются они? Ни-ку-да. Они остаются невоспринятыми нашим обычным вниманием, словно дремлют. Большинство людей так о них никогда и не узнает до конца жизни. Причем пространство вне кокона также пронизано излучениями, и мы – если мы маги! – их также можем воспринимать, хотя в них нет и намека на человеческую природу. Перенацеливая собственное внимание, мы изменяем конфигурацию энергетических волокон, составляющих нашу светящуюся сущность. Часть излучений уходит из области осознанного восприятия, а взамен в фокусе оказываются затененные, невидимые прежде сферы.

Лучшими магами и воинами являются, бесспорно, женщины. Неслучайно много женщин и среди шаманов, медиумов, контактеров,' экстрасенсов, гипнотизеров. А ведьмы? Это же целая симфония! Помимо магических умений, магия поддерживает в женщинах очень высокий жизненный тонус. Недаром традиции многих народов изображают ведьм фантастическими красавицами.

– Мы удерживаем своим вниманием образы мира, – объясняет магиня по имени Ла Горда. – Обучать мужчину-мага очень трудно, потому что его внимание всегда закрыто, сфокусировано на чем-нибудь. А вот женщина всегда открыта. Поэтому она большую часть своего времени ни на чем не фокусирует свое внимание, особенно в течение менструального периода. Учитель рассказал мне, а затем продемонстрировал, что в эти дни я могу полностью отвлечь свое внимание от образов мира. Если я не фиксирую его на мире, то мир рушится.

Чем же так ценен именно менструальный период? Энергией! В этом состоянии у женщины имеется избыток энергии, который обычно доставляет лишь неприятные ощущения: мигрени, затруднения в достижении оргазма, боли в низу живота, раздражительность...

Задача Учителя в том и состоит, чтобы помочь ученице использовать эту, да и любую другую энергию в магических целях. Внимание обычного человека в течение жизни поглощает всю без остатка психическую энергию, предназначенную для мировосприятия. Если и образуются в организме свободные запасы энергии, то они надежно охраняются с тем, чтобы прийти на помощь в экстремальной ситуации, когда на карту будет поставлено само существование человека. Большинству из нас для переключения первого внимания на второе попросту не хватает энергии.

– Подумай об этом так: все это время ты учился не магии, а скорее умению сохранять энергию. И эта энергия дает тебе возможность овладеть некоторыми из энергетических полей, недоступных для тебя сейчас, – втолковывает старый маг Карлосу. – Вот что такое магия: умение использовать энергетические поля, которые не участвуют в восприятии известного нам повседневного мира. Магия – это способность воспринимать нечто, недоступное обычному восприятию. Передвижение внимания – это передвижение энергии внутри нас, вот почему дисциплина Воина подразумевает управление различными фиксациями внимания и эмоциональными реакциями на восприятие.

Напомним читателю, что дело это небезопасное. Кругом гибельный и непостижимый океан Реальности, а слева и чуть позади неизменная спутница – смерть. Один неверный шаг – и Воин обратится в прах. В известном смысле обычный человек защищен гораздо лучше Воина. Это из серии «меньше знаешь – крепче спишь».

Рядовой гражданин не умеет переключать внимание, не располагает свободными энергетическими ресурсами, и его светящийся кокон наглухо запечатан: это замкнутое на себя, компактное биологическое поле. Обыденность – вот щит обычного человека. У Воина такого щита нет.

– Если человек не является Воином, то ему не остается ничего другого, как использовать житейские проблемы для отвлечения сознания от устрашающих встреч с непостижимыми и неумолимыми силами. Однако использовать подобного рода «житейские игры» ты уже не способен – слишком много знаешь о силах, – предупреждает дон Хуан. – Поэтому сейчас ты вплотную приблизился к тому, чтобы чувствовать и действовать, как Воин. Твои старые щиты разбиты.

Новый щит каждый подбирает себе с помощью Учителя. В перерывах между кошмарными тренингами Карлос вел подробный дневник. Дон Хуан иногда буквально заставлял Карлоса возвращаться к дневнику:

– Пиши, пиши. Иначе ты умрешь.

Маги проделывают столь угрожающие манипуляции с привычным восприятием новичков, что вынуждены совать им в руки щит. Это происходит в моменты, когда восприятие того и гляди надорвется под бешеным напором Реальности.

Без Учителя нет магии. Даже чисто методически уроки построены на использовании магии. Учитель вводит ученика в состояние второго внимания, после чего излагает урок. Придя затем в обычное состояние, ученик не может вспомнить ничего, кроме хаотичных обрывков урока. Так мы вспоминаем сновидение.

Ученику приходится приложить все силы, чтобы вспомнить. И в процессе этого мучительного воспоминания ученик перепрыгивает вдруг во второе внимание – вот так фокус! Сознание тут же проясняется, а из памяти свободно льется забытый урок. Если начинающему Воину удается заново пережить урок, полученный во втором внимании, это считается большим достижением.

 

Глава 2.4.

«Пуговица» на коконе

 

Вам еще не кажется, читатель, что подлинная магия порой более напоминает точную науку, нежели разглагольствования всевозможных гуру? Для сравнения возьмите толстые, как кирпичи, тома Шри Ауробиндо: если вы и выберетесь когда-нибудь из этого чудовищного, вязкого многословия, то уж практической пользы не вынесете ни на грош.

В наш светящийся шарообразный кокон входит и из него же выходит множество нитей-излучений: каждый из нас прочно вшит в Реальность. Небольшая группа излучений внутри кокона освещена из одного, особенно яркого пятна на светящейся поверхности ауры – примерно в 60–70 сантиметрах позади правой лопатки. Размером пятно с теннисный мяч.

Грубо можно принять, что это пятно – нечто вроде пуговицы, на которую застегнута наша аура. Энергетические волокна Реальности проходят через «пуговицу» и под воздействием окружающего ее сияния притягиваются друг к другу – собираются в пучок. Этот пучок заключает в себе наше восприятие мира, поэтому светящееся пятно-пуговицу на ауре называют точкой сборки. Она невелика, и лишь часть из миллионов наполненных осознанием энергетических волокон попадает в фокус сферического сияния. Прочие волокна проносятся мимо этой точки и остаются за пределом нашего восприятия.

– Осознание возникает вследствие постоянного давления излучений, находящихся вне кокона и именуемых большими, на излучения, находящиеся внутри кокона, – с точностью академика формулирует старый маг. – Восприятие является следствием осознания и возникает, когда внутренние излучения настраиваются на соответствующие им большие.

Большие излучения за пределами ауры резонируют с излучениями, выделенными в пучок точкой сборки. Когда в резонанс с этими большими излучениями вступают излучения из пучка, выделенного точкой сборки другой ауры, возникает восприятие одного человека другим. На том же принципе основано восприятие нами чего угодно: все объекты привычного мира, даже холодные камни, найдут «отклик» в излучениях, выделенных нашей точкой сборки.

Однако точку сборки можно сдвинуть с обычного места позади правой лопатки. Тогда окружающее точку сборки свечение выхватит из мрака соседние излучения внутри ауры. Сформируется новый пучок. Осознание его нашим разумом тут же приводит к появлению и нового восприятия: мы увидим мир уже совсем не таким, к какому привыкли, а потому пугающим и завораживающим.

Итак, восприятие автоматически собирается там, где находится точка сборки. У живого существа она всегда окружена свечением осознания. В каждом из тысяч возможных положений точки сборки нам открывается новая картина – столь же объективная и реальная, как и та, к которой мы привыкли! Воистину точка сборки является третьим, самым главным человеческим глазом, если уметь ее передвигать. Поведение человека со сдвинутой точкой сборки тут же становится необычным, что свидетельствует об изменении осознания.

Но почему же все люди выбирают для восприятия все время одни и те же излучения и никогда не сдвигают точку сборки! Ответ прост: привычное ее положение является оптимальным для выживания человека как биологического вида, это результат многотысячелетней борьбы за существование. В нем человек для поддержания жизни обходится минимумом энергии, и такое положение жестко зафиксировано сотнями людских поколений.

– Прежде всего, человек должен осознать тот факт, что воспринимаемый нами мир является результатом определенного положения точки сборки на коконе, – говорит старый индеец. – После того, как понимание этого достигнуто, точка сборки может быть смещена волевым усилием в результате приобретения новых привычек.

Лучше один раз увидеть, чем сто раз прочитать. Начинающий Воин по имени Карлос непрерывно сомневался в своей возможности видеть энергию. Наконец Учителю это надоело, и он вдруг с такой силой хлопнул ученика по спине между лопаток, что у того перехватило дыхание. Карлос на мгновение словно упал в обморок и увидел нечто неописуемое:

– Оно было образовано чем-то, что напоминало световые струны, но не было похоже ни на что, когда-либо мною виденное или даже воображаемое.

Когда ученик пришел в себя, Учитель спросил:

– Что ты видел?

– Твой удар заставил меня увидеть звезды, – брякнул ученик.

В ответ Учитель схватился за живот и захохотал.

– Я заставил твою точку сборки сдвинуться, и в течение мгновения ты созерцал в сновидении энергетические волокна Вселенной.

Даже при малом смещении точки сборки через нее начинают проходить новые, ранее незадействованные волокна, и рождается новое осознание. Разумеется, у неподготовленного ученика точка сборки почти немедленно вернулась в обычное положение. Если бы он сумел зафиксировать ее сдвинутой, то надолго остался бы в состоянии так называемого второго внимания.

Именно в этом состоянии люди видят энергетическую сущность друг друга и всего прочего. Второе внимание – вот пропуск в такие миры, какие и нафантазировать себе невозможно! В дальнейшем Учитель не раз прибегал к подобным магическим маневрам: либо сильно ударял между лопаток, либо слегка похлопывал. Эти удары чуть-чуть на короткое время сдвигали точку сборки, и ученик привыкал к ни с чем не сравнимой ясности сверхосознания.

Положение точки сборки определяет не только картину мира, но и пол человека. Наиболее интенсивное сияние исходит из самого центра точки сборки. У мужчин этот ослепительный центр словно вдавлен в ауру, из-за чего светящийся мужской кокон напоминает приоткрытую раковину. У женщин точка сборки выпячена наружу, и весь кокон похож на спиралевидную раковину.

Свыше тысячи лет бросивший вызов смерти был мужчиной, но затем решил, что быть женщиной гораздо удобнее и... выпятил наружу свою точку сборки. И сейчас время от времени наш мир наведывает невысокая темноволосая женщина, которой около пяти тысяч лет. Впрочем, не она одна такова – просто о ней нам известно больше, чем о других.

Пробежав эти строки, читатель недоверчиво крутит головой: ну, загнули... Все подвергать сомнению – норма для думающего человека. Однако уж слишком часто запинается хваленая современная наука, когда берется объяснить парапсихологические явления. Опираясь на теорию Вернадского, мы вряд ли когда-нибудь придем к порогу Астрала.

Превращение в животное также является следствием сдвига точки сборки. Речь идет о сдвиге вниз, который называют «положением зверя». В древности индейские маги мастерски перевоплощались на какое-то время в животных и, подобно нынешним шаманам, верили, что приобретают качества избранных ими зверей – силу, мудрость, коварство, ловкость или свирепость.

Так получают объяснение многие истории, связанные с оборотнями; значительное изменение положения точки сборки ведет к изменению формы всего энергетического кокона. Но для обычного внимания не существует никакого кокона, а есть лишь заключенное в него физическое тело! Впрочем, современные маги не советуют практиковать такие превращения: в них живет генетическая память об ужасах, какие выпали на долю их предшественников. Когда в XVI веке в Мексику пришли испанцы, они были ошеломлены умениями местных магов,

– Нельзя утверждать, будто все они по-прежнему во власти Дьявола, однако продолжают до сих пор сотрудничать с ним – превращаются в тигров, львов, буйволов, во вспышки света и огненные шары, – свидетельствует епископ Чап. – Исходя из признаний этих грешников, можно говорить об их телесной связи с Дьяволом...

Индейцы искренне пытались объяснить завоевателям, что на самом деле все живые существа – это светящиеся коконы, но в головах фанатичных европейцев осталось лишь смутное представление об ужасных «вспышках света» и «огненных шарах». С тем же успехом индейцы могли твердить, что дьявол является продуктом воображения людей, точка сборки которых находится в привычном положении.

Смиренные католики даже не пытались постичь того, что мир – это не Бог, не дьявол, а энергия. Испанцы времен конкисты по-своему «изучали» искусство видения – с применением всего арсенала средств святой инквизиции. Можно только догадываться, из каких истерзанных человеческих обрубков лились признания, о которых упоминает изувер-епископ.

Дон Хуан, обучавший Кастанеду, знал особое положение точки сборки, которое позволяло ему превращаться время от времени в... ворону. В принципе можно превратить себя в существо любого из доступных миров, например, в живую неорганическую сущность. Можно создать и свою специфическую, ни на что не похожую структуру: твори, выдумывай, пробуй! Проблема не столько в том, чтобы сдвинуть точку сборки, сколько в том, чтобы удержать ее в этом новом положении.

Точкой сборки нужно либо действительно умело управлять, либо оставить ее в покое. Теперь вы, читатель, можете понять, каким образом неуправляемый или неверно направленный сдвиг точки сборки способен запросто убить человека. Припомните, сколько раз вам доводилось слышать о необъяснимых смертях молодых людей, которые никогда не болели и однажды просто не просыпались в своих постелях. Все тайное когда-нибудь становится явным...

Критикуют маги и так называемый поперечный сдвиг точки сборки, то есть не вглубь кокона, а поперек, к левому или правому краю. О поперечных сдвигах люди знают довольно давно: о них с воодушевлением говорил средневековый любитель астральных блужданий Эммануил Сведенборг. К счастью, он не встречался с доном Хуаном, иначе узнал бы, что полжизни потратил на сущий хлам. Да и верующим гражданам всех конфессий лучше ухватиться сейчас за что-нибудь прочное, дабы не упасть: дон Хуан всем нам выдаст...

– По обеим краям человеческой полосы находятся странные скопления мусора, невообразимые кучи человеческого хлама, – невозмутимо сообщает старый индеец. – Этакий склад зловещих патологий. В принципе любой человек может попасть в этот хламник, просто остановив внутренний диалог. Если сдвиг минимален, результатом является то, что называют игрой воображения, Если сдвиг существен, возникает то, что известно, как галлюцинации. На правом краю мы обнаруживаем бесконечные видения физической активности, насилия, убийств, чувственных проявлений. На левом краю – духовность, религиозность, все, что связано с Богом.

«Человеческой полосой» называют особую плоскость, образованную цепочкой нитевидных полей. Они освещены собственной энергией сильнее, чем прочие излучения кокона. Эта яркая полоса рассекает насквозь весь кокон, словно широкое лезвие, на том самом уровне, на котором в норме расположена точка сборки. Но даже при сдвиге, если только точка сборки остается на человеческой полосе, восприятие собирается целостное, по типу привычного человеческого – каким бы причудливым оно не казалось.

Человеческая полоса пронизана биополями эгрегоров, то есть коллективными представлениями людей о всевозможных вещах – позднее мы остановимся на этом важном для астральных сражений понятии. Именно эгрегоры начинает воспринимать человек, когда сдвигает точку сборки на один из краев полосы. Попадая на эту «энергетическую свалку», мы переживаем рай и ад, экстаз и кошмары. Ведь рай и ад являются, в сущности, частями нашего привычного мироописания, их наличие признают сотни миллионов людей, и психическая энергия этой массы образует один из мощнейших эгрегоров.

Блуждание точки сборки по краям человеческой полосы – излюбленная пища религиозных мистиков и легко возбудимых дамочек. Маги избегают эмоциональной вовлеченности в подобные картины: от этих переживаний нет проку для Воина. Обычно Воин смещает точку сборки вглубь кокона и удерживает ее в среднем сечении человеческой полосы, подальше от краев. Еще строже маги следят за тем, чтобы точка сборки не болталась за пределами этой полосы – для человека там царит хаос восприятия.

Представление о человеческой полосе помогает объяснить встречи с Богом, которые имели место в разные эпохи у представителей разных народов. Моисею, Зороастру и другим пророкам Господь являлся в виде огненного шара, и повсюду мы встречаем аналогичные свидетельства: люди встречали светящиеся сущности, к которым испытывали невыразимую любовь.

Маги называют такое видение «человеческим шаблоном». Визуализировать сей образ удается после преодоления силы фиксации нашей точки сборки, то есть когда личность растождествлена со своим прежним опытом. Тогда мы можем порой наблюдать удивительное явление; собственное отражение в Реальности, собственную энергетическую модель, рожденную излучениями человеческой полосы.

Это происходит, когда излучения, составляющие шаблон, резонируют с излучениями нашего кокона. Каждый человек видит свой шаблон в момент смерти, некоторым шаблон «является» в моменты чрезвычайного психического возбуждения, но лишь воины могут видеть его всякий раз, когда захотят. Шаблон есть источник, начало всякого человека. Шаблон группирует силу жизни (белые нити энергии) таким образом, что она принимает человеческую форму. Поэтому естественно, что встреча с шаблоном вызывает религиозные чувства.

– Я пошла однажды к водной дыре, и он был там, – делится сокровенным молодая магиня. – Это было лучистое светящееся существо. Я не могла смотреть на него. Оно ослепило меня. Я ощущала счастье и прилив сил. Ничто другое не имело значения. Ничто. Мне просто хотелось быть там. Учитель сказал, что иногда, когда у нас достаточно личной силы, мы можем уловить проблеск шаблона, даже если и не являемся магами. Когда это случается, мы говорим, что видели Бога. Учитель сказал, что если мы называем шаблон Богом, то это правда. Шаблон – это Бог.

Это действительно непередаваемое интимное чувство – видеть источник самого себя посреди бесконечности. Люди впадают при этом в экзальтацию, признаются в любви к встреченному сияющему существу, обещают вечно служить ему. С собственным шаблоном можно даже... поговорить, и он ответит на кучу важных вопросов. Так и Моисей, возможно, «узнал от Бога» те самые десять заповедей, которые вот уже 3200 лет безуспешно пытается соблюдать человечество.

 

Глава 2.5.

Расстегивание «пуговицы»

 

Помимо точки сборки на человеческом коконе имеется другое образование: на уровне солнечного сплетения или пупка расположен просвет. Взгляните на рис. 3 а. Через этот просвет в каждого из нас ломятся внешние излучения, а просвет выполняет функцию фильтра: поглощает нужные излучения и отражает вредные. Однако при сдвиге точки сборки просвет приоткрывается.

Возвращаясь из второго внимания после ударов между лопаток, Карлос всякий раз испытывал странный зуд в солнечном сплетении, отчего дыхание делалось поверхностным и болезненным. Это затягивался понемногу его просвет. При сильном сдвиге точки сборки (неважно, в каком направлении) просвет приоткрывается настолько, что ревущий снаружи энергетический шторм грозит навсегда удержать точку сборки в необычном положении (рис. 3 6). Если это произойдет, окружающие станут воспринимать вас сумасшедшим. Внешние излучения способны даже разрушить кокон, что всегда означает смерть человека.

Вот когда начинающему Воину необходимы «щиты» внимания; вот в каком случае старый маг требовал, чтобы молодой американец занялся своим дневником. Внимание возвращает точку сборки если не на привычное место, то поближе к нему, и просвет в коконе затягивается.

 

 

Рис. 3. Астральное тело Воина: просвет и точка сборки

 

На рис. 4 а показано углубленное положение точки сборки. Она изображена здесь в виде цилиндрика, этакого отрезка энергетической трубки, которая призвана определенным образом собирать в пучок привходящие в кокон внешние излучения. Это самое распространенное положение: точка сборки «всего лишь» несколько сдвинута вглубь ауры.

 

 

Рис. 4. Типы перемещения точки сборки

 

В этом положении еще действует внимание привычного мировосприятия (первое внимание). Однако оно уже нарушено: предметы и их расположение воспринимаются необычно, им свойственна призрачность, которая влечет и необычные переживания. При этом рождается избыток энергий восприятия: человеку хочется усилить ощущения, то есть сдвинуть центр восприятия еще сильнее. Углубленное положение точки сборки является своеобразным трамплином для дальнейших смещений. Так Воин входит в «энергетические ворота», ведущие ко второму вниманию.

На рис. 4 б точка сборки уже не просто углублена вдоль собственной оси, а сдвинута в сторону вместе со своей осью. Как видите, в таком положении в поле восприятия попадают незнакомые прежде излучения. Если сдвиг невелик, то мы еще видим и привычные объекты, но воспринимаем их совершенно непривычно: начинаются галлюцинации. Например, нам может казаться, что мы беседуем с животными – да мало ли что еще может примерещиться нашему привычному восприятию в сфере действия второго внимания!

Я не знаю, что ты видел, – говорит в таких случаях старый маг. – Это зрелище для тебя. Если точка сборки выстраивает излучения внутри кокона в положении, отличном от нормального, человеческие органы чувств начинают воспринимать мир самым непостижимым образом.

Продвинутые Воины вытворяют со своей точкой сборки поистине чудовищные вещи. Они способны даже выводить ее за пределы энергетического кокона. Вслед за точкой тянутся энергетические волокна кокона, который, таким образом, сохраняет свою целостность (рис. 4 в). Никакие привычные, человеческие излучения при этом через точку сборки не проходят, и она собирает только внешние излучения.

Кокон принимает форму, напоминающую курительную трубку, на самом кончике «мундштука» которой располагается точка сборки. Второе внимание в этом случае приковывается к фантастической информации: вытянув точку сборки в ревущий Астрал, Воин воспринимает реальные миры, не имеющие никакого отношения к человеку. Там смельчака подстерегают шипящие и вибрирующие пузыри энергии, живые губчатые тоннели, тени, наполненные осознанием.

Мало того, умелый Воин в состоянии перетянуть весь кокон вслед за точкой сборки в иное место Реальности. Но перетянуть кокон означает перетянуть и все физическое тело – свое или чужое! Вот где разгадка секрета телепортации. Если сдвинутая за пределы кокона точка сборки останется в пределах человеческой полосы, Воин переправит тело в соседний город или на другой материк.

Если же зафиксировать точку сборки за пределы этой полосы, она, пронзенная излучениями других больших полос, станет собирать восприятие одного из параллельных миров нашей вселенской луковицы. Тогда Воин может уйти на другие планы и даже поселиться среди других, нечеловеческих сущностей.

Теперь вы лучше понимаете, читатель, и то, что происходит с людьми сразу после их рождения; можете представить и себя самого, крошечного, едва вылупившегося на свет. Маги отчетливо видят, как на коконах маленьких детей даже от незначительных встряхиваний перемещается точка сборки. Журналист Сэм Кин был одним из немногих, кому удалось разговорить затворника и молчуна Кастанеду: мы ведь помним, что Карлос целенаправленно стирал личную историю. Эти беседы помогли Кину лучше постичь суть магии.

– Дети, шизофреники и те, кому свойственно божественное безумие дионисийского сознания, осознают вещи и других людей, как продолжение своих тел, – размышляет вслух американский журналист. – Дон Хуан, похоже, имеет в виду нечто подобное, когда говорит, что человек знания имеет волокна света, соединяющие его солнечное сплетение со всем миром.

Нужно заметить, что человек благодаря разуму и речи сильнее прочих тварей фиксирует свою точку сборки. У человека она не только собирает излучения, но и с целью получения большей четкости восприятия еще и убирает все «лишние» излучения. Характерен пример затерянного в горах первобытного племени, над которым дважды в день в течение многих лет с ревом проносились пассажирские самолеты.

Когда племя обнаружили наконец антропологи, то их больше всего поразило то, что дикари ни разу не видели и не слышали никаких «железных птиц»! С точки зрения дикарей самолеты не имели отношения к человеческому миру, и дикарские точки сборки отбрасывали все излучения, связанные с формированием тех зрительных и слуховых образов, какие вызываются у нас летящими самолетами.

– Каждый ребенок окружен сотнями учителей, которые учат его, в каком точно месте следует зафиксировать точку сборки, – говорит старый Воин. – Ведь поначалу точка сборки не фиксирована. Излучения внутри кокона перемешаны и находятся в суматошном движении. Точка сборки при этом гуляет по всей человеческой полосе. Поэтому ребенок может с необычайной силой сфокусировать внимание на излучениях, которые в дальнейшем будут начисто изъяты из употребления и напрочь забыты. Но ребенок растет. Его окружают взрослые человеческие существа. Они имеют над ребенком значительную власть. Посредством усложнения внутреннего диалога они делают фиксацию точки сборки ребенка все более и более жесткой. Внутренний диалог – это процесс, все время поддерживающий положение точки сборки.

Фактически люди командуют своей точке сборки занять обычное положение и... тут же забывают о том, что сами дали такую команду. Тем не менее в нашем подсознании хранится обширная информация о Реальности, а отброшенные точкой сборки излучения продолжают пронзать нашу ауру. Поэтому Учитель требует от ученика умения вспомнить. Наша вторая половина (подсознание) знает куда больше первой и порой хранит нас от роковых случайностей, а мы называем это «шестым чувством», «интуицией», киваем на безмолвное знание...

Прошло время, и Карлос пережил опыт, который приоткрыл ему эту тайну. Однажды во втором внимании он стал свидетелем магических выкрутасов двух сестер из отряда дона Хуана. Он и прежде наблюдал много необычного, но, возвращаясь в обыденное осознание, помнил лишь какое-то необъяснимое с точки зрения физики поведение физических тел магов, которые беспечно падали в пропасти, делались невидимыми и парили в воздухе.

На сей раз Карлос вспомнил! Вспомнил, что видел не только немыслимые акробатические номера гибких девушек – а именно так магическое действо отражалось в его привычном восприятии. Карлос вдруг, словно прозрев, вспомнил то, что прежде ни разу не мог донести до состояния первого внимания. В памяти всплыли картины, виденные во втором внимании: кругом носились не физические тела девушек, а их сверкающие янтарные ауры, и пространство состояло из мириадов светящихся волокон... Вот он, первый шаг на пути к целостному восприятию, то есть к слиянию первого внимания со вторым!

– Трудно поверить, я могу теперь вспомнить нечто такое, чего совсем недавно вообще не знал, – признается американец Ла Горде.

– Учитель сказал, что каждый человек может видеть, но почему-то мы предпочитаем не помнить того, что мы видели, – отвечает ему магиня. – Все мы можем видеть в большей или меньшей степени.

Учитель лишь на первый взгляд просто разрушает привычное мировосприятие ученика. На деле же он помогает ученику перенести все элементы этого мировосприятия на одну половину зеркальной шкатулки. Таким образом другая половина шкатулки высвобождается для наполнения ее волей. Воля – вот та энергия, которая призвана воздействовать на точку сборки. На первых порах ученик слаб, и Учитель делится своей энергией, лишь бы раскачать и сбить точку сборки с «насиженного» места. Если ученик, как Карлос, уж очень неподатлив, Учитель прибегает даже к «растениям силы». Но в конце кондов удача улыбается им обоим...

– В какой-то момент я услышал гудение, похожее на обыкновенный звон в ушах, и поначалу не обратил на него никакого внимания, – рассказывает Карлос об ощущениях, какие сопровождают сдвиг точки сборки. – Я помню, что внимание как бы разделилось между людьми, за которыми я наблюдал, и звуком, который слышал. Это был переломный момент. Лица людей вдруг стали ярче, как будто включили свет. В то же время это не было похоже ни на электрический свет, ни на свет керосиновой лампы или вспыхнувшего костра. То, что я видел, скорее напоминало люминесценцию, розовое свечение, очень размытое, но, тем не менее, заметное с того места, где я сидел. Звон в ушах, казалось, усиливался.

Обратите внимание, что в момент сдвига происходит расфокусировка внимания между привычной картиной (в данном случае индейцами, среди которых сидел Карлос) и странным, нарастающим звуком. Природа этого, как мы уже знаем, заключается в том, что внезапно резко меняются воспринимаемые точкой сборки излучения: мир начинает делиться надвое. Сила, резкость и тембр этого странного нарастающего звука зависят от характера и скорости движения точки сборки. Неравномерность звука и его «перекатывание в голове» указывают на скачкообразное или хаотичное перемещение точки сборки.

Опытный маг обладает условным рефлексом: точка сборки начинает смещаться, когда поблизости раздается подобный странный звук. Поэтому еще в давние времена маги сконструировали особый прибор, трещотку, которую прозвали «ловцом духов». Трещоткой издают неповторимый звук, а затем «прислушиваются к тишине».

Однажды дону Хуану пришлось даже прервать занятие с Карлосом: ученику вдруг стало казаться, что всякий вибрирующий и рокочущий звук «унесет его сознание». Помимо акустических эффектов, сдвиг точки сборки сопровождают эффекты визуальные. Внезапный шум в ушах часто сопровождается появлением желтоватого света, возникновением способности ясно видеть в темноте – свечение энергии ведь не нуждается в освещении, не так ли?

Из детских сказок мы усвоили, что маги произносят заклинания и особые формулы: вот очередной капкан привычного мировосприятия! Лучше выслушаем настоящую магическую формулу. Как меняется человек в результате смещения точки сборки?

– Видящие называют человеческой формой неодолимую силу настройки излучений, зажженных свечением осознания в том месте, где располагается точка сборки человека в нормальном состоянии, – чеканит дон Хуан. – Это сила, благодаря которой мы являемся человеческими личностями. Таким образом, быть человеческой личностью – значит быть вынужденным подчиняться этой силе настройки, а, следовательно, быть жестко привязанным в своих действиях к тому месту, откуда она исходит.

Но что же делает Воин? После многолетней практики он сдвигает свою точку сборки вглубь – так, как на рис. 4 а. Новая позиция весьма устойчива и вызывает у Воина довольно странное чувство отрешенного самоконтроля. Затем происходит перенастройка излучений и... сопутствующая ей потеря человеческой формы.

Теперь держись, Воин! Просвет на уровне солнечного сплетения приоткрывается и впускает излучения Реальности прямо внутрь ауры. Отвлечься обыденными делами продвинутый Воин, в отличие от ученика, уже не может. Единственное спасение в том, чтобы заполнить просвет своей волей. Необходимое количество воли Воин накапливает с помощью безупречного образа жизни – о нем еще пойдет речь впереди.

А пока несколько слов о связи видения и положения точки сборки. Видение достигается не единичным сдвигом этой точки на какую-то конкретную позицию, а длительной практикой таких сдвигов. Словно пуговицу на одежде без конца расстегивали и застегивали. Многочисленные перемещения точки сборки создают в энергетическом коконе особую «зону следов». Она состоит из участков, которые активизировалась при прошлых сдвигах. Эти следы представляют собой взаимно наложенные слабые энергетические поля.

Всякий новый сдвиг точки сборки будто поджигает некий фитиль, и зона следов «вспыхивает»: область эта расположена вокруг точки сборки и воспринимается видящими как кольцо усиленного свечения. Если помните, точка сборки и сама выделяется своей необычной яркостью на коконе, но зона следов ослепительно ярка. В этот момент прекращается работа точки сборки, ибо ее роль берет на себя вся зона следов в целом. Она собирает несравненно больше излучений, поскольку имеет поверхность, многократно превосходящую поверхность точки сборки.

Внезапный рост количества информации сказывается на его качестве, и начинается видение: Реальность наваливается на нас. Вот почему Воин изо дня в день и год за годом теребит «пуговицу», на которую застегнут его кокон. Каждый сдвиг точки сборки оставляет след – слабенькое поле. Первые сдвиги еще не приводят к видению. Оно придет позднее, когда множество слабеньких полей сложится во вполне приличную зону следов.

В заключение этой непростой главы ответим на вопрос; что произойдет с Воином, если он сдвинет точку сборки очень далеко за пределы своего кокона? Кокон, следуя за точкой сборки, будет все сильнее вытягиваться до тех пор, пока не вытянется в энергетическую полосу! Такие опыты проделывали над собой многие продвинутые маги.

– В магических историях говорится, что поскольку им удалось растянуть свою энергетическую форму, продолжительность существования их сознания также растянулась, – сообщает дон Хуан. – Так что они живы и по сей день находятся в сознании. Даже ходят рассказы о том, как они периодически объявляются на земле среди людей...

Речь идет о действительно восхищающем достижении магии: полоса пропускает сквозь себя в тысячи раз больше излучений, чем шарообразный кокон, но она не распадается на отдельные волокна под этим бешеным напором Астрала.

 

Глава 2.6.

Обрыв «пуговицы»

 

Кто из нас не задумывался о смерти? Как это произойдет? Больно ли? Страшно ли? Жутко ли? Умирающий слышит беспокойные, непонятные сигналы, шумы, завывания ветра. Все обволакивается туманом. Человек чувствует, что способен рассмотреть себя со стороны, видит своих близких, слезы на их лицах (либо отсутствие слез). Умирающий обращается к скорбящим, хочет им что-то сказать, но... его уже никто не слышит. Возникает ощущение, будто человек переместился в новую, неземную оболочку, для которой нет преград: астральное тело отделилось от физического.

Пространство вокруг преобразуется. При жизни астральное тело пользуется механизмом зрения своего физического тела: мы видим вокруг себя лишь материю, да и то лишь в том случае, если она достаточно освещена. В отсутствие физического тела душа смотрит на мир впрямую, «без посредников». Ей открывается бушующий энергетический океан. Одновременно душа способна видеть и привычный наш мир. Поразителен опыт одной слепой женщины, которая вернулась из клинической смерти и точно описала все, что происходило в комнате, хотя так и осталась слепой.

По ту сторону физической жизни существует вероятность встречи с астральными телами ранее умерших родных и близких. Нередко люди, еще не умерев физически, начинают видеть, и полумертвые губы автоматически перечисляют всех знакомых, которые «толпятся» вблизи отлетающей души. Вообще, предсмертные высказывания многих людей поразительно совпадают:

– Это было ощущение полного мира и спокойствия, совсем никакого страха.

– Все, что я видел и переживал в то время, было так прекрасно, что просто невозможно это описать, Мне хотелось, чтобы другие тоже побывали там со мной, чтобы видеть все, что я вижу.

Выразить конкретнее свое впечатление от Реальности человек (умирающая плоть) не в силах, поскольку он видит уже не зрением: в нашей речи попросту отсутствуют подходящие слова для объектов и движений пятого измерения. Гениальный изобретатель Томас Эдисон в последнюю минуту прошептал:

– Там так красиво...

Безутешная вдова Эдисона позднее сказала, что муж никогда ничего не преувеличивал, а напротив, все подвергал сомнению и пытался принизить. Что же увидел Эдисон? Вероятно, людей. Мы ведь с вами – подлинные красавцы. Наши трехметровые сияющие ауры бороздят мерцающее поле, энергетические волокна разлетаются в стороны, изгибаются и закручиваются, взлетают снопы искр, а все пространство пронизано персиковыми, розовыми и янтарными всполохами, изливающимися из немыслимой громады, напоминающей орла!

Это, конечно, лишь описание, и Реальность окажется несравненно краше и страшнее любых метафор. Она настолько захватывает астральное «Я» человека, что он начинает испытывать поразительное безразличие к привычному физическому миру и даже к... собственному покинутому телу! Одна молодая женщина в состоянии клинической смерти осмотрела реанимационную палату и с удивлением обнаружила себя в окружении врачей и медсестер. Впоследствии она припомнила:

– Я отрешенно подумала о том, спасут ли меня, причем мне в действительности было это безразлично, хотя я была молода, имела мужа и двоих маленьких детей.

В подобной ситуации разбившийся в горах альпинист «воспарил» под потолок операционной и оттуда осмотрел реанимационную бригаду и себя, любимого. Собственное умирание его нисколько не тронуло. Когда альпиниста откачали, он заявил:

– Я знал, что, возможно, близок к смерти и к серьезной травме, но не проявлял к этому даже отдаленного интереса.

Этому счастливчику вторит другой сорвавшийся в пропасть:

– Мое сознание было в стороне от физического тела и нисколько не интересовалось тем, что произойдет.

Может, альпинисты какие-то особые люди с неосознанной тягой к самоубийству? В конце концов они привыкли смотреть на мир с высоты и всегда норовят забраться выше и выше. Но вот рухнул самолет, и спасатели обнаружили среди погибших известного физика, чье тело еще подавало признаки жизни. Астральное тело ученого безучастно взирало на суету реаниматоров и недоумевало:

– Почему все эти люди так беспокоятся о моем теле? Я вполне доволен тем, где нахожусь.

Между тем находился он в самой что ни на есть коме, на волосок от смерти. Многие из тех, кто пережил умирание, рассказывают, что в последние моменты боль, достигающая апогея во время агонии, исчезает. Стихают конвульсии и стоны...

Свидетели чужой смерти, однако, ничего не замечают, кроме страданий: они «прохлопывают» процесс соприкосновения с Реальностью. Они не догадываются, что здесь, в самом конце бренного существования, происходит кратковременная потеря сознания, и... астральное тело воспаряет над трупом, нисколько не жалея о происшедшем.

В этот-то миг умирающий получает вспышку сверхсознания – это вспыхивает свечением осознания расслаивающийся энергетический кокон! Человек, никогда прежде не расшатывавший свою точку сборки и даже не подозревавший о ее существовании, внезапно становится видящим. Перед ним разворачивается красочная панорама прошедшей жизни. Причем жизнь предстает не в привычной хронологической последовательности, а вся разом, – такая, какой нельзя ее увидеть в обычном состоянии сознания.

В момент умирания происходит нечто подобное отравлению галлюциногенами: неожиданно все объекты вокруг превращаются в массу сияющих точек и линий. Околосмертный опыт сильно напоминает и шаманские путешествия с их обязательными стадиями распада и последующего возрождения. Ну как тут не вспомнить балладу английского музыканта Ника Кейва?

– Только помни, смерть еще не конец, – обдает нас Кейв своим горячим баритоном. – Just remember, the death is not the end...

Идея «смерти не существует» гораздо более, нежели прекрасная музыка, чудесные голоса и великолепная аранжировка, сделала эту балладу сверхпопулярной во всем мире. После смерти астральное тело мчится по тоннелю, залитому золотым сиянием, в то время, как забрызганные кровью реаниматоры все еще пропускают через мертвое сердце разряды электрофибриллятора.

На пороге Реальности странников поджидают один-два гида. Эти светящиеся янтарные сущности шаман назвал бы «духами»: например, Великим Духом и духом-помощником. В тоннеле шаман узнал бы тот самый осевой колодец, который соединяет шаманскую вселенную и по которому то и дело проносятся астральные тела шаманов. Американский ученый Ковейт комментирует это так:

– Шаман – хозяин смерти; фактически он умирает и рождается снова... Шаман – классический исследователь царства смерти; он прокладывает маршруты в Запредельное и таким образом составляет карту посмертных территорий.

Золотые всполохи в конце тоннеля манят к себе подобно тому, как удав завораживает обезьянок-бандерложек, и те спокойно идут прямо в страшную пасть. Однако некоторые умирающие получают от янтарных гидов указание повернуть назад и следовать в обратный конец тоннеля, туда, где едва виден тусклый вход. Не смея ослушаться, умирающие отрывают «взор» от манящего золотого свечения. Они приходят в чувство, раскрывают глаза, делают вдох, другой...

– Уфф, – разгибаются над ожившим человеком потные хирурги, – вроде вернулся!

Впечатление от пребывания в «тоннеле смерти» становится важнейшим в жизни. Экстаз от кратковременного слияния с золотым свечением Реальности является ни с чем не сравнимым ощущением, и неудивительно, что около 90 % умиравших вновь стремятся испытать свой околосмертный опыт, но, конечно, менее опасным способом.

Однако в отличие от шаманов и воинов они не умеют самостоятельно отделяться от физического тела и тем более отправляться в другие сферы. И тут даже самые грубые материалисты увлекаются магическими дисциплинами, интересуются тайнами человеческой психики и ищут продвинутых в этом направлении наставников.

Люди с околосмертным опытом гораздо менее прочих боятся смерти, поскольку приблизительно познали ее. Вслед за Ником Кейвом они убеждены, что «смерть – это еще не конец». Многие из них буквально преображаются. Материальные заботы отступают на задний план. Резко возрастает ценность человеческого общения, любви и дружбы. Пробуждается стремление к благотворительности и бескорыстной заботе о других.

Но что же происходит с теми астральными телами, чьи физические оболочки уже невозможно оживить? Новичков ждет мир, населенный мерцающими энергетическими сущностями, которые то и дело предстают в разнообразных физических оболочках. Встречаются здесь и гиды, среди которых действительно можно найти своих ангелов, но скорее всего это окажутся замаскированные посланцы других миров. Вот когда начинается Игра!

Впрочем, в первое время умерший не осознает, что произошло: он продолжает ощущать себя еще в физическом теле. Если человек был болен, астральному двойнику кажется, что состояние физического тело резко улучшилось, и оно выздоравливает. Если человек был немощен и дряхл, он быстро крепнет и омолаживается. Если умерший был чересчур молод, то он быстро взрослеет. Исследователи полагают, что все человеческое «население» Реальности ощущает себя в расцвете сил, в возрасте 25–35 «лет» – нужно понимать, что это не земные годы, а условные.

Сразу после смерти астральные тела порой ведут себя «наивно». Первым делом пытаются заговаривать с оставшимися в физической жизни, чтобы рассказать о своих фантастических переживаниях.

– Наши эмоции там в тысячу раз сильнее, – напоминает основатель детективной литературы сэр Артур Конан Доил.

Затем астральные тела умерших пробуют двигать предметы физического плана, пытаются пить, есть и даже курить. У некоторых умерших самое страстное из оставшихся земных желаний – страсть к совокуплению. Алкоголики ищут выпивку, наркоманы – героин.

Однако ни для болтовни, ни для поглощения табака, водки и наркотиков уже нет физических органов. И тут-то астральные тела испытывают страшное разочарование. Так рождается картина ада с его сизифами и танталами: никакие усилия не могут вернуть чувственных радостей, и те астральные сущности, которые не способны с этим смириться, сами обрекают себя на муки. Недаром считается, что тот, кто привык к праведной жизни на физическом плане, получит возможность вести ее и в Реальности после смерти: «попадет в рай».

Святые говорили, что если мы еще при жизни не разрешим противоречий внутри себя, то даже рай не сделает нас счастливыми. Мы строим свой ад своими руками как на физическом плане, так и после смерти, на астральном. Лишь подготовленный Воин осознает это задолго до кончины, и в итоге неизменно попадает в рай. Воин заблаговременно, как вы помните, привыкает к соседству смерти и даже советуется с ней.

Умершим безразличны не только утраченные собственные физические тела. Они поразительно равнодушны и к оставшимся в привычном мире близким. Английский исследователь Оливер Фокс получил астральное письмо от своей умершей матери, которую он горячо любил и которая его горячо любила. Мать показалась Фоксу такой холодной, отдаленной и бесчеловечной, что по лицу ученого потекли слезы.

– Она стала такой абсолютно утраченной для того мальчика, который все еще жил во мне, – с огромным разочарованием произнес Фокс.

Это объясняется тем, что в ином измерении между сущностями возможны несравненно более тесные связи, чем бывают на физическом плане даже между горячо любящими друг друга людьми. Любовь мужей и жен, братьев и сестер, родителей и детей не представляет никакой ценности в пятом измерении. Напротив, самых опасных астральных нападений следует ждать именно от тех, кто прячется под личиной близких родственников. Нам еще предстоит знакомство с этими кошмарами, читатель.

Мир привычного восприятия и Астрал являются в течение человеческой жизни неравноправной парой: астральный океан лишь окружает наши «берега» – невидимый, безмолвный, непостижимый.

– В момент смерти другой член истинной пары, Реальность, становится полностью действенным, – поясняет старый Воин. – Все осознание, воспоминания, восприятие, накопившееся в наших икрах и бедрах, в нашей спине, плечах и шее, начинают расширяться и распадаться. Как бусинки бесконечного разорванного ожерелья, они раскатываются без связующей нити жизни.

А дальше, что же происходит дальше? Долго ли суждено астральному телу скитаться по бесчисленным мирам Астрала? Свечение осознания сильно приглушается у людей, потерявших сознание, либо находящихся при смерти. У большинства мертвых – после вспышки сверхсознания – оно постепенно гаснет полностью.

На угасание осознания уходит несколько суток – не более пяти. В результате точка сборки исчезает без следа, ведь именно точка сборки вместе с окружающим ее сиянием является признаком жизни! Нет осознания – нет и жизни, ведь в Астрале «думать» – значит «быть». Свечение осознания в этом смысле очень точное понятие. У человеческого кокона словно отрывается пуговица, и он рассыпается на отдельные волокна. О том, возможно ли не допустить распада кокона и не сгинуть в «клюве орла», мы узнаем в конце этой книга.

 

Глава 2.7.

Безупречность Воина

 

Как-то молодой американец спросил Учителя, что бы тот сделал, если бы его поджидал в засаде снайпер. Иными словами: как должен поступить Воин в безнадежной ситуации?

– В таком случае я там просто не появлюсь, – усмехается старый маг.

Воин не попадает в безнадежные ситуации – это удел обычных людей. Вскоре Карлос остановился, чтобы завязать шнурок на ботинке. А спустя миг впереди на горную тропу рухнул огромный валун – произошел обвал. Учитель и ученик избежали смерти благодаря шнуркам. Случайность? Антрополог только и молвил:

– Сила хранит вас, но вы не знаете как.

Он обратился за разъяснениями к Учителю, и тот неожиданно сказал:

– В некоторый день, в другом ущелье, та же самая руководящая сила заставит нас наклониться и завязать шнурок, в то время как другая глыба сорвется в точности над тем местом, где мы будем стоять.

Учитель констатировал, что Карлос пока не властен над силами, решающими его собственную судьбу. Потому единственная свобода Карлоса в данном ущелье состоит в безупречном завязывании шнурков на ботинках.

Но зачем безупречно завязывать шнурки, если этот процесс в равной степени может спасти от гибели и предать гибели? А потому, что на пороге непостижимой безжалостной Реальности больше ничего не остается. Безупречность – особое искусство бескорыстной жизни. Воины постигают его долгие годы. Их учат действовать ради действия, а не ради выгоды. Старый маг заставляет ученика выполнять совершенно бессмысленные действия:

– Абсурдные работы типа укладки дров особым способом, окружение его дома непрерывной цепью концентрических кругов, нарисованных моим пальцем, переметание мусора из одного угла в другой и тому подобное. В эти задачи входили также и «домашние задания», например, носить белую шапку или всегда в первую очередь завязывать свой левый ботинок, или застегивать пояс всегда справа налево...

Напоминает издевательства «дедов» над «салагами» в Советской Армии, правда? Нечто подобное практиковала и секта эссенов, в которой осваивал технологию транса сам Иисус. Какой же все-таки здесь зарыт смысл? Если мы поищем объяснений на Востоке, то обнаружим, как всегда, множество восторженных слов.

– Правда мира в том, чтобы быть возвышенным без горделивых дум, воспитывать себя, не думая о гуманности и справедливости, править, не имея заслуг и славы, – говаривал Чжуан-цзы 2500 лет тому назад.

Достигнув безупречности, мы тем самым выиграем схватку со слепым потоком воли. Овладеть волей – все равно, что овладеть перемещениями точки сборки: именно воля отвечает за фиксацию этой точки в положении обыденного восприятия. Путь Воина становится одновременно еще и путем к безупречности.

– На этой ступени странствие Воина основывается на пребывании в состоянии Воина, а не в борьбе за то, чтобы сделать следующий шаг, – изрекает современный тибетский гуру Чогьям Трунгпа. – Воин переживает чувство освобождения от напряжения, свободы от агрессивности. Так странствие Воина становится подобным распускающемуся цветку – это естественный процесс расширения.

Крупный спец дзэн-буддизма Сэкисо Кэйсе и вовсе не говорит, а будто декламирует стихи:

– Оставьте все ваши страстные стремления. Забудьте детские забавы. Превратитесь в куски безупречной глины. Пусть вашей единственной мыслью будет вечность. Станьте подобием холодного и безжизненного пепла или старого подлампадника над заброшенной могилой...

Вся бурная психологическая деятельность современного человека порождена его эгоизмом – «эго». Мы действуем ради результата. А нужно действовать ради самого действия: даешь искусство ради искусства! Обычно практикуют так называемое «незаинтересованное действие», то есть действие, не направленное на достижение результата.

– Битва внутри собственного привычного мировосприятия – это одно из самых нежелательных состояний, какие только можно представить. Безупречная жизнь Воина предназначается для того, чтобы закончить эту битву, – говорит старый индеец. – Путь Воина – это сначала гармония между действиями и решениями, а затем между привычным мировосприятием и Реальностью... Битва для Воина – тотальная борьба против индивидуального «Я», которое лишает человека его силы.

Отказываясь от шкурного интереса, не ожидая от своих действий никаких плодов и наград, мы ломаем стереотипы. Наше внимание делается бескорыстным и начинает видеть красоту бытия, которая прежде проносилась мимо незамеченной. Психика освобождается и делается подвижной. Внимание обостряется, мир вокруг проясняется, и нас охватывает бесподобное чувство единения с потоком жизни.

На определенном этапе Воин начинает жить безупречно ради самой безупречности; никакая иная цель не ставится. Она не ставится, но, вопреки этому, достигается! Причем эффект бывает разительный. В Астрале безупречного Воина видящие легко отличают от прочих людей, поскольку безупречность влечет за собой изменение энергетического строения существа.

Точка сборки у безупречного Воина – словно затворная рама пистолета: она всегда на взводе, но зафиксирована предохранителем. В любой миг простым «опусканием флажка предохранителя» Воин сдвигает точку сборки и отправляется в любой из миров Реальности. Почему? Да потому, что точка сборки у него уже смещена чуточку вглубь, то есть находится не там, где «привыкла» сидеть за всю человеческую эволюцию/словно прикрученная болтами.

Даже в незначительно смещенном положении точка сборки воспринимает многие излучения из тех, что у обычных людей отбрасываются за ненадобностью. Безупречный Воин постоянно видит то, чего не замечают другие, поэтому он неуязвим: сила хранит его, хотя со стороны кажется, что Воина спасает случай. Недаром старая мудрость гласит: «Случай выбирает достойных».

Каким образом можно победить собственное «эго»? Каким нужно быть кретином или мудрецом, чтобы научиться, скажем, работать, не ожидая вознаграждения или похвалы, а просто так, причем работать безупречно! Воин на пути к безупречности преодолевает множество препятствий, и главное среди них – страх смерти. Этот страх проявляется в особой человеческой суетливости: здесь и страх одиночества, и стремление к лидерству, и сексуальная активность, и убийство времени при помощи друзей, и страх потери времени, и страсть к развлечениям, и страсть к «общественно-полезной» деятельности.

Чтобы устранить страх смерти, нужно принципиально изменить к ней отношение. Маги сделали смерть советчицей: смерть Воина «сидит рядом с ним на циновке». Они со смертью друзья! В древнем Египте инициация Воина состояла в том, что его на несколько дней торжественно, как труп, оставляли в саркофаге. Символической смерти был подвергнут в молодости и сам непревзойденный дон Хуан Матус. После того как вы повернулись к опасности лицом, уже не так страшно.

– Основным правилом для тебя должна быть готовность к смерти, когда ты приходишь встречаться со мной, – наставляет старый маг. – Если ты приходишь сюда, готовый умереть, то не будет никаких ловушек, неприятных сюрпризов и ненужных

поступков. Все должно мягко укладываться на свое место, потому что ты не ожидаешь ничего.

Поверьте, читатель, это не преувеличение. Готовность к смерти настолько абсолютна, что Воин считает себя... уже мертвым. Дон Хуан с бесподобной ухмылкой сообщает:

– Самое худшее с ним уже случилось, поэтому он ясен и спокоен.

Но чтобы победить страх, нужно расстаться и с надеждой, ведь она – обратная сторона страха.

– Когда вы надеетесь на что-то и ваша надежда не сбывается, вы испытываете разочарование и шок, – доносится с Тибета негромкий голос Чогьям Трунгпа, – Если же ваша надежда сбывается, вы приходите в возбуждение – успех окрыляет вас... Неистовый Воин никогда не испытывает ни малейшего сомнения в самом себе, поэтому ему не на что надеяться и нечего бояться. Неистовый Воин никогда не попадает в ловушку надежды, благодаря чему достигает бесстрашия.

Кто сказал, что «надежда умирает последней»? Отшвыривая ее вместе со страхом смерти, Воин обретает важнейшие качества – терпение и отрешенность. Благодаря им Воин может принудить себя к чему угодно – и от чего угодно отказаться! При этом он не знает ни колебаний, ни сомнений. Выбрав однажды свой путь, Воин идет по нему, не сворачивая, бесстрашный и одинокий.

– Смерть не является врагом, хотя и кажется им, – убеждает Карлоса дон Хуан. – Смерть не разрушает нас...

– Но если она не является нашим разрушителем, тогда что же она такое? – выдавливает бледный ученик.

–Маги говорят, что смерть является единственным стоящим противником, который у нас есть, – поясняет Учитель. – Смерть является действующей силой, жизнь – это арена действия. И всякий раз на этой арене только двое противников – сам человек и его смерть.

Карлосу от такой заявки не по себе. Он мямлит;

– Я предпочел бы думать, дон Хуан, что именно мы, человеческие существа, являемся теми, кто бросает вызов смерти.

– Вовсе нет. Мы пассивны. Подумай об этом, – советует Учитель. – Мы действуем только тогда, когда чувствуем давление смерти. Смерть задает темп для наших поступков и чувств и неумолимо подталкивает нас до тех пор, пока не разрушит нас и не выиграет этот поединок, или же пока мы не совершим невозможное и не победим смерть. Маги побеждают смерть, и смерть признает поражение, позволяя магам стать свободными и навсегда избежать нового вызова.

Дон Хуан словно ведет курс общей психологии в хорошем университете. Стремление к смерти является врожденным для людей; подобно всякому движению, наша жизнь обладает инерцией – инстинктом ускорения жизненных процессов, следовательно, приближения смерти. Сущность магического действа проявляется здесь в укрощении инерции жизни, а говоря иначе – в остановке смерти:

– Идея смерти – единственное, что способно закалить наш дух.

Но обратимся к иным препятствиям на долгом пути к безупречности. Итак, Воин освободился от страха смерти. Но стал ли он свободен от себя самого? На физическом плане люди резко отличаются друг от друга. Один богат, другой красив, третий силен, у четвертого умелые руки, пятый вор-домушник и так далее. Все эти отличия составляют индивидуальность человека.

В непостижимом океане Астрала индивидуальность – совершенно бесполезный груз. Да, мы все владеем собственностью, причем не только материальной, но еще и опытом, знаниями, навыками, чувствами по отношению к людям... Мы не можем прихватить в Астрал ничего из этого перечня – ни эрудицию, ни очарование, ни богатство, ни знакомства, ни мускульную мощь. Поэтому мы не должны защищать свою собственность.

– Пока ты чувствуешь, что наиболее важное и значительное явление в мире – это твоя персона, ты никогда не сможешь по-настоящему ощутить окружающий мир, – повторяет старый индеец.

Эту вредную для Воина индивидуальность он метко называет чувством собственной важности. У одного на дне души вертится: «Я прирожденный лидер, я могу вести людское стадо, такие, как я, творят историю...» Подсознание другого говорит совсем о другом: «Смотрите, я снимаю с себя последнюю рубашку, чтобы помочь ближнему. Да, я беден и слаб, но зато как я добр!» Третий про себя всю жизнь словно повторяет: «Пусть я не умнее, не удачливее и не богаче многих, но зато какая у меня семья! Глядите, какой я образцовый муж истец...»

Лопающиеся от собственной важности люди нередко пытаются стать магами. Такие не признают иного знания, нежели свое собственное, которое, разумеется, стараются навязать всему человечеству. И порой им удается манипулировать сознанием множества слабеньких, невежественных натур.

Тогда эти «кудесники» захватывают власть над целыми странами – подобных трагедий немало знала история. Только избавившись от чувства собственной важности, мы перестаем находить удовольствие в унижении других, понимаем вред любого фанатизма и легко отличаем ложь от правды. Неслучайно старый индеец сравнил Карлоса с зашоренной лошадью. Однако магам чувство собственной важности мешает гораздо больше, чем обычным людям. И дело здесь вовсе не в нравственной стороне дела.

Запредельный эгоизм людей связан с конкретным «человеческим» положением точки сборки. Именно чувство собственной важности удерживает точку сборки в ее стандартном положении. Следовательно, избавление от чувства собственной важности упрощает сдвиг точки сборки! И наоборот, сдвигая любым образом точку сборки, мы сокращаем чувство собственной важности – вплоть до полного его исчезновения. Помните, Олдос Хаксли «под мескалином» обнаружил, что причины, побуждающие к действию в обычном состоянии, совсем неинтересны? Это именно те причины, которые мы с вами исследуем: страх смерти и чувство собственной важности.

Львиную долю своей энергии люди затрачивают на удовлетворение этого чувства. Мы вновь, как и под воздействием страха смерти, «неровно дышим» к окружающим: как-то они нас воспримут, как бы произвести благоприятное впечатление? Признание в глазах окружающих человек склонен ощущать как уверенность в себе. Воин не поддается этому: самообману: он стремится к безупречности лишь в собственных глазах и называет это смирением.

– Я когда-то ненавидел само слово «смирение», – рассказывает ученику старый маг. – Я – индеец, а мы, индейцы, всегда были смиренны и только и делали, что опускали головы. Я думал, что смирению не по пути с Воином. Я ошибался. Сейчас я знаю, что смирение Воина и смирение нищего – невероятно разные вещи. Воин ни перед кем не опускает голову, но в то же время он никому не позволит опускать голову перед ним. Нищий, напротив, падает на колени и шляпой метет пол перед тем, кого считает выше себя, но тут же требует, чтобы те, кто ниже его, мели пол перед ним.

Подавляющее большинство людей фантастически обидчиво, и лучшие свои силы отдает размусоливанию полученных обид и... обдумыванию планов нанесения ответных обид, Можно ли представить менее осмысленную деятельность в то время, когда нам так не хватает энергии, чтобы стать видящими! Обидчивость, вытекающая из чувства собственной важности, – вот подлинное отречение от разума. Даже неловко как-то и называть себя «человеком разумным», homo sapiens.

Для подавления «эго» маги разработали необычную методику: Воин должен найти мелкого тирана и победить его. Победить не на физическом плане, запихнув головой в навозную кучу, а победить психологически, стать неуязвимым для мелкого тирана. Мелкий тиран любит запугивать, но Воин не знает страха. Тиранчик любит, чтобы его жалели, но Воин не знает жалости, – об этом мы еще поговорим ниже. Тиранчик привел бы нормального человека в бешенство своей подлостью, но Воин не раб своих эмоций. Тираном может быть боцман на корабле, начальник буровой платформы, армейский сержант, собственная истеричная жена и тому подобные персонажи. Чувство собственной важности в схватке с ними сгорает без остатка.

– Мелкий тиран – это мучитель, – поясняет старый индеец. – Некто либо обладающий властью над жизнью и смертью Воина, либо раздражающий его до безумия.

Индейские маги полагают, что Воину крупно повезло, если мелкий тиран возник на пути сам по себе. Иначе нужно отправляться на его поиски – вплоть до смены места работы и переезда в другую местность. Нам трудно представить это: мы привыкли устраиваться в жизни потеплее, а не «потиранистее»!

Другая эффективная защита от чувства собственной важности – тотальная ирония. Маги то и дело до слез хохочут друг над другом и сами над собой. «Воин делает в штаны», – вот отношение настоящего Воина к восторженному пафосу новичка. Любая ситуация бросает вызов безупречности Воина, и без здорового, очищающего смеха тут и вправду недолго спятить.

С той же целью Учитель заставляет Карлоса разговаривать с растениями, которые ученик срывает для салата. Прежде чем сорвать стебелек, нужно извиниться перед ним и заверить в том, что когда-нибудь и ваше тело послужит пищей растениям.

– Так что в итоге мы с ними равны, – заключает индеец. – Мы не важнее их, они – не важнее нас. Ну-ка, поговори с растением сам. Скажи ему, что ты больше не чувствуешь себя важным.

Карлосу казалось, что он сходит с ума. Он опустился на колени перед растением, но не смог выдавить ни слова. Он стеснялся присутствия Учителя, и это стеснение было голосом чувства собственной важности.

– Теперь всегда говори с растениями, – настаивает дон Хуан. – Пока полностью не избавишься от чувства собственной важности. В конце концов тебе должно стать безразлично, смотрит на тебя кто-то в данный момент или нет. Ступай-ка вон туда, в холмы, и потренируйся сам.

...Третий «кит», лежащий на пути к безупречности Воина, есть жалость. При поражениях она прорывается на передний план, но и в благоприятные минуты из сумеречных глубин подсознания она сосет нашу энергию. Неудовлетворенность своим настоящим, этот «двигатель прогресса», – вот что ввергает человека в мучительные объятия жалости. Каких бы высот не добились в жизни, мы продолжаем считать, что достойны лучшей доли.

Жалость, по определению магов, есть переживание озабоченности своей судьбой; эта же озабоченность складывается из страха смерти и чувства собственной важности. Круг, как видим, замкнулся. Нельзя избавиться от этого страха или этого чувства по отдельности, но избавившись от них обоих, можно обрести наконец особую безжалостность Воина. Как ни странно, широкие массы приучены считать жалость добродетелью, и «жалеть» приравняли к «любить».

Жалость – оборотная сторона нашего «эго». Жалость, которую мы испытываем к другим, неизменно порождается жалостью к самому себе: мы видим страдающее существо, мысленно ставим себя на его место, начинаем жалеть себя, на глаза наворачиваются слезы... Смотреть правде в глаза и при этом не страдать умеет только Воин. Речь не идет здесь о черствости и жестокости. Вспомните, читатель, что величайшие изверги бывали очень сентиментальны, Гитлер плакал, глядя на агонию своей собаки.

Развитое чувство ответственности не позволяет Воину насаждать в мире собственные представления о добре и зле и вмешиваться в естественный ход событий. Молодой антрополог поднял однажды с тротуара улитку и положил ее под виноградную лозу: спас от неминуемой гибели под каблуками. Дон Хуан сурово раскритиковал ученика.

Во-первых, подобная жалость может ускорить гибель улитки, если виноградные листья обработаны инсектицидом. Во-вторых, Карлос помешал улитке завершить пересечение тротуара, на что она уже потратила немало сил. Но и вернуть улитку на тротуар старый маг не позволил, сказав, что такова у этой улитки судьба – наткнуться на идиота, который прервет ее путь; может, улитка еще найдет в себе достаточно сил, чтобы заново пересечь тротуар.

Не жалея других, Воин не ждет помощи и утешения по отношению к себе. При этом высвобождается уйма психической энергии – уж Воин-то знает, на что ее употребить! Безжалостность для Воина есть противоположность жалости к самому себе.

– Для того, чтобы маги могли использовать сияние своих глаз для перемещения своей собственной или чьей-либо еще точки сборки, им необходимо быть безжалостными, – объявляет старый индеец, – То есть, им должно быть известно особое положение точки сборки, называемое местом без жалости.

В привычном, «человеческом» положении точка сборки собирает мир ложного сострадания, а на деле мир жестокости и эгоцентризма. Чтобы столкнуть точку сборки ученика с этого положения, дон Хуан применяет немало трюков, а однажды даже блистательно перевоплощается в омерзительного безумного старика. Пораженный Карлос сперва пытается по инерции жалеть его, но убеждается, что это попросту опасно...

Разрушая привычное мировосприятие, ученик проходит, как мы помним, через фазу стирания личной истории. Обойтись в этом нелегком деле без психологических конфликтов поможет именно безупречность с тремя ее основами: использованием смерти в качестве советчицы, отсутствием чувства собственной важности и избавлением от жалости к самому себе. Вот почему над психикой ученика лучше работать сразу в нескольких направлениях.

Успех на одном из них высвобождает энергию, которая помогает преуспеть на другом: так победа на одном фронте способствует победе на другом. Тем более это верно, коли речь идет о человеческой психике: это «фронт» единый и неделимый. Но где же, спросит читатель, результат? Как же наконец распоряжается Воин своей силой и безупречностью?

Он их складывает в нечеловеческую устремленность – в несгибаемое намерение, которое можно приложить к чему угодно, и преуспеть! Вы хотите стать на часок дельфином? Пожалуйста. Вам интересно побывать в мире неорганических существ? Нет проблем. Желаете путешествовать по Африке, оставаясь при этом на своем рабочем месте в России? На здоровье.

 

Глава 2.8.

Любовь Воина

 

Но не приводит ли безупречность к эмоциональному отупению, не превращает ли человека в робота? Вовсе нет! В ИСС и наше восприятие, и реакция на него острее, чем обычно.

– Чтобы оказаться хорошим Воином, нужно иметь печальное и нежное сердце, – провозглашает Чогьям Трунгпа. – Если человек не ощущает одиночества и печали, он совсем не может быть Воином.

Откуда эта печаль? Ее начинает испытывать всякий, кто выбирался за границы привычного мировосприятия. Перед лицом Непостижимого мы чувствуем окончательность предназначения нашего маленького светящегося кокона, а проще говоря, дикую тоску. Антрополог Карлос даже признался однажды Учителю, что «не хочет больше жить». В ответ раздался развеселый смех магов. Чем больше ученика охватывало отчаяние, тем сильнее они хохотали: их переполняла радость за ученика, который столь далеко продвинулся по пути Воина.

– То, что происходит с тобой, случается с каждым, кто накопил достаточно энергии и смог заглянуть в неизвестное, – поясняет дон Хуан.

Обычный человек располагает скудными энергетическими ресурсами, и Воин вынужден становиться скрягой во всем, что касается энергии. В конце концов энергия, сэкономленная Воином, разрушает уютное, но сковывающее и скучное прозябание в привычном мире. Воины – изгнанники, которые опечалены не утратой старого дома, но обреченностью на поиски нового. Помните песню «Битлз», которая начинается фрагментом из «Марсельезы», французского гимна?

– Все, что тебе нужно, это любовь, – поет Пол Маккартни. – Любовь – вот все, что тебе нужно...

Это действительно универсальный рецепт – и для рядового человека, и для Воина.

– Только если любишь эту землю с неизменной страстью, можешь освободиться от своей печали, – словно в унисон Маккартни утверждает старый индеец. – Воин всегда весел, потому что любовь его неизменна, и земля, его возлюбленная, обнимает его, осыпая непостижимыми дарами.

Самый известный призыв к любви прозвучал около 2000 лет назад из уст Иисуса. Подобное острое и радостное переживание возвышенности мира присуще различным духовным практикам. Подобно влюбленности, оно вызывает одновременно восторг и боль. Однако влюбленность люди испытывают обычно в юности, а Воин – всегда.

Убегая от страха смерти, поддаваясь чувству собственной важности, умасливая жалость к себе, мы влюбляемся в конкретных мужчин и женщин. Воин влюблен в весь чудесный и прекрасный мир сразу. Почему? Некогда маги увидели, что наша Земля окутана снаружи светящимся энергетическим коконом, как громадное живое существо. Это видение привело к практическому выводу: необходимо искать пути, которые позволили бы питаться энергией Земли. В конце концов были в деталях разработаны способы подзарядки человека от колоссального земного резервуара энергии.

Если вы мужчина, следует лечь на спину, а ноги согнуть так, чтобы подошвы соприкасались между собой. Руки нужно вытянуть в стороны, предплечья вертикально поднять, а пальцы согнуть перпендикулярно ладоням. Гораздо более эффективна подзарядка женщин, но она производится иначе. Прежде всего обмотайте шалью бедра, чтобы защитить тазовые кости. Затем нужно всего лишь... кататься по земле, и земная энергия будет поступать прямо в матку – главный энергоцентр женщины.

Земля и человек являются живыми существами, поэтому имеют в своих энергетических структурах одинаковые излучения. Когда эти излучения внутри кокона Земли резонируют с излучениями внутри кокона человека, вырабатывается мощный энергетический импульс, толчок Земли, который можно использовать для сильного смещения точки сборки. Настолько сильного, что человек «окажется» в одном из удаленных чужих миров: точка сборки соберет восприятие в иной, не человеческой, большой полосе излучений.

Толчком Земли воспользуется лишь опытный Воин. Новичок может не ощутить этот толчок из-за безостановочной внутренней болтовни. Но еще более опасно, если новичок не сумеет вернуться из параллельного мира, куда попадет в результате сильного сдвига точки сборки.

– Но я бы не советовал тебе пытаться, – говорит один из магов начинающему Воину. – На то, чтобы стать безупречным Воином, уходят годы. Сейчас ты не готов к тому, чтобы выдержать толчок Земли. Тебе необходимо сильно измениться к лучшему.

Лишь тот, кто разрушил свое «эго», управится с бешеной скоростью энергетических потоков Земли. Ведь они буквально срывают точку сборки с «насиженного» места и стремительно уносят. Человек, без конца отвлекаемый саморефлексией, опоздает остановить точку сборки там, откуда еще можно вернуться. Два супермага помогли Карлосу испытать толчок Земли.

– Там, куда указывал дон Хуан, на вершине самого высокого пика восточного хребта, действительно появилась сверкающая точка, – вспоминает антрополог. – Я смотрел, как она отражает последние лучи заходящего солнца. Под ложечкой образовалась пустота, словно я несся вниз по американской горке. Затем я скорее почувствовал, чем услышал, гул далекого землетрясения. Он неожиданно охватил меня. Сейсмические волны были настолько огромны и производили такой грохот, что утратили для меня всякое значение. Сам же я был никчемным микробом, которого все это крутило и вертело. Постепенно свистопляска замедлилась – последовал еще один мощный толчок, после чего наступила остановка. Я попытался осмотреться. У меня не было точки опоры и не было начала отсчета. Я словно рос из чего-то, подобно дереву. Надо мной был белый, сияющий, непостижимых размеров купол. Его существование вдохновило меня. Я подлетел к нему, вернее, был выброшен, как снаряд. Я испытывал чувство комфорта, уюта, безопасности. Чем ближе я поднимался к куполу, тем чувства эти становились интенсивнее. Наконец они переполнили меня, и я утратил всякое самоощущение.

Карлос находился на краю гибели – он уподобился судну без руля и ветрил в штормовом море. Но опытные маги подстраховали его: в нужный момент они поделились собственной энергией и вернули точку сборки американца в исходную позицию. На следующий день автор эксперимента, дон Хуан, уточнил, какой опасности подвергался ученик:

– Скорость этого толчка растворит в тебе все, чем ты являешься. Под его воздействием мы превращаемся в ничто... Вчера на вершине мы с Хенаро поддерживали тебя. Мы служили как бы якорями. Иначе бы ты не вернулся. Ты уподобился бы тем людям, которые намеренно ушли в неизвестное, воспользовавшись толчком Земли. Они и по сей день рыщут где-то там, в этой непостижимой бесконечности.

Современные люди увлеклись абстрактным мышлением и позабыли, что существуют благодаря Земле и Солнцу – этим неисчерпаемым резервуарам энергии. В древности связь с ними была несравненно прочнее. Как видим, языческие культы Солнца и Земли сложились неслучайно, а их шаманы (жрецы) умели пользоваться энергетической подпиткой в магических целях. В наши дни энтузиасты типа Порфирия Иванова пытаются вернуть человека к «первородице» – ходят босиком, плавают круглый год в природных водоемах, лежат на сырой земле и катаются по ней.

Однако ни .народные массы, ни продвинутых интеллектуалов увлечь этим не удается: одних по причине невежества, других по причине высокомерия, и всех вместе из-за лени, которая мешает людям отказаться от привычного мировосприятия. Лишь маги постигают суть вещей. Дон Хуан сидит на корточках рядом с доном Хенаро, гладит землю рукой и приговаривает:

– Это пристрастие двух воинов. Эта Земля, этот мир. Для Воина нет большей любви. Это прекрасное существо, живое до самой последней черточки своей, понимающее любое чувство, утешило меня, исцелило меня от боли, а в конечном счете, когда я окончательно понял свою любовь к нему, научило меня свободе.

Воистину трогательная сцена и поистине искреннее чувство! Такого не встретишь ни в кабинетах экологических министерств, ни на сходках экстремистов из «Гринпис». Невольно вспоминается шаман, одинокий борец не только с людской разобщенностью, но и с человеческим превосходством по отношению ко всему сущему.

В отличие от своих «высокоцивилизованных» современников, шаман не разделяет библейского утверждения, что человек «обладает рыбами морскими, птицами небесными, и скотом, и всеми тварями, живущими на земле». Неграмотный шаман самостоятельно постигает мудрость Альберта Эйнштейна, который определил человеческое существо, как «часть того целого, которое называется Вселенной, часть, ограниченную временем и пространством». Выдающийся знаток шаманизма Харнер свидетельствует:

– Шаманские переживания пробуждают глубокое уважение ко Вселенной, основанное на чувстве единства со всеми формами жизни. Обретая гармонию, человек получает силу помогать другим, поэтому гармония со Вселенной и есть истинный, богатейший источник силы. И тогда человек начинает жить такой жизнью, в которой любовь не оставляет места ненависти, а понимание и оптимизм становятся основополагающими принципами.

Вот она, цель физической жизни Воина!.. Но пора затронуть деликатную тему. Позволена ли воинам половая жизнь или это люди вроде монахов? Представители различных традиций по-разному отвечают на этот вопрос. Да и само по себе монашество еще не гарантия того, что «секса у них нет». Ни для кого не секрет, что в монастырях разных конфессий процветает гомосексуализм. Однако по-настоящему раскрепощенных людей мы встречаем среди индейских магов.

– А Учитель Хулиан говорил, что заниматься сексом или не заниматься – вопрос наличия энергии, – откровенничает многоопытный Хенаро. – Сам он с сексом проблем не имел никогда: у него энергии была прорва. Но мне он с первого же взгляда сказал, что мой член предназначен только для того, чтобы мочиться, потому что у меня не хватало энергии на секс. Благодетель сказал, что мои родители были ужасно утомлены, когда делали меня, и им было скучно. Он назвал меня результатом исключительно тоскливого совокупления. Таким я и родился – скучным и утомленным. Учитель Хулиан вообще не рекомендовал людям моего типа заниматься сексом. Тем самым мы можем сэкономить то небольшое количество энергии, которым обладаем.

Однако дон Хулиан заметил, что не все прислушиваются к его советам. Тогда Учитель решил устроить практическое занятие: наиболее похотливым ученикам на личном опыте предстояло убедиться в необходимости полового воздержания. Весь отряд по команде дона Хулиана вошел во второе внимание и отправился вслед за своим предводителем в один из параллельных миров.

При этом точки сборки все вытянули далеко за пределы светящихся коконов и потащили следом сами коконы, то есть захватили в чужой мир и свои... физические тела. Этот эксперимент с телепортацией едва не обернулся для Хенаро и еще нескольких «скучных и утомленных» плачевно: из-за недостатка энергии они не могли вернуть точки сборки в привычное положение и чуть не погибли в параллельном мире.

Безупречность, как я уже говорил тебе много раз, это не мораль, – напоминает индейский маг Карлосу. – Она только напоминает мораль. Безупречность – это только наилучшее использование нашего уровня энергии. Естественно, это требует и бережливости, и благоразумия, и простоты, и нравственной чистоты, но прежде всего это подразумевает отсутствие саморефлексии. И хотя это напоминает выдержку из монастырского устава, это так.

Безупречность постепенно ослабляет и растворяет «эго», то есть выделяет и усиливает в человеке безличное начало: волю. Именно воля сдвигает точку сборки. Мы еще узнаем, что этот сдвиг сопровождается особым щелчком у основания шеи – там, где расположен центр воли, горловой чакрам. Так безупречность, о которой мы столько толковали, оказалась буквально дверью в Реальность. «Чем больше вглядываешься в бездну, тем яснее понимаешь, что бездна смотрит на тебя».

 

Глава 2.9.

Тайны сновидения

 

Представьте себе: ученые до сих пор не знают, почему мы спим. Космические полеты, суперкомпьютеры, глобальная экономика, явления, как недавно казалось, фантастические, стали реальностью, а в отношении сна по-прежнему верно остроумное замечание лондонского профессора Густава Экштейнта: «Восемьдесят теорий сна появились и исчезли...»

Единственное «объяснение» состоит в том, что мы спим для того, чтобы переживать сновидения. Но почему мы переживаем сновидение! Что это такое? Отвечать на эти вопросы наука не торопится. А между тем каждый человек в течение каждого, достаточно длительного сна непременно переживает несколько сновидений.

Абсолютному большинству из нас не приходится рассчитывать на то, что с небес вдруг свалится дар путешествовать подобно шаманам. Возможности предприимчивого Харнера также весьма ограничены. Люди, подобные Сведенборгу и Монро, – исключение, а не правило. Не стоит надеяться также и на то, что кому-то выпадет пережить умирание (не дай вам Бог!) и остаться в живых: даже приобретя такой опыт, человек не может затем самостоятельно воспроизводить его вновь и вновь.

Однако для каждого из нас природа предусмотрела способ вырваться из оков обыденного сознания. Сновидение является замочной скважиной, через которую каждый человек заглядывает в непознанное. Иногда сновидения бывают «яркими»: в них мы осознаем, что спим, а проснувшись, помним сон в подробностях. Впечатления от таких сновидений напоминают то, что испытывает шаман в своих странствиях по Реальности. Вероятно, именно «яркие» сновидения подтолкнули первых шаманов к путешествиям.

Почти все сновидения происходят в той особой стадии сна, которую называют «сном с быстрыми движениями глаз» (БДГ). Эти периоды повторяются через каждые 90 минут по три-четыре раза за ночь. Каждый период БДГ длится около 20 минут. В этой стадии сна глазные яблоки быстро вращаются и закрытые веки мелко подрагивают.

Гипноз, уединение, всевозможные «растения силы», ЛСД, сыр и некоторые другие продукты увеличивают периоды БДГ, а алкоголь, барбитураты и некоторые транквилизаторы сокращают их. Поэтому при норме в 20 минут сновидения могут длиться и одну минуту, и 80 минут. В сновидении приблизительно сохраняется привычный масштаб времени, то есть сны бывают «быстрые» и «медленные».

В течение сна БДГ человек сохраняет неподвижность, но его организм становится активнее, чем в бодрствующем состоянии. Ускоряется ритм сердцебиения, быстрее изменяется кровяное давление, сбивается дыхание, а мышцы лица, ног и рук сокращаются. Увеличивается поступление крови в мозг и к половым органам, поэтому 80% мужчин во сне БДГ испытывают эрекцию и таким образом проводят от одного до полутора и более часов за ночь с эрегированным пенисом.

Важно знать, что сны видят и прочие млекопитающие, в том числе старик опоссум, живущий на земле без заметных изменений вот уже свыше 100 миллионов лет; неслучайно в мире сновидений люди так часто встречаются с высшими животными. Внешние раздражители вроде музыки, света, струи воды, духоты, ветра способны изменять ход сновидения, если только мы не умеем его контролировать.

Итак, мы подобрались к самому главному. Замочная скважина лишь тогда станет распахнутой дверью в Реальность, когда из пассивного зрителя мы сумеем превратиться в вершителя своих сновидений. Собственно говоря, тогда это будут уже не сновидения, а путешествия наподобие шаманских, но в то же время сильно отличные от них, поскольку интеллектуальный, психический, эстетический и даже физиологический багаж цивилизованного человека несопоставим с аналогичным багажом первобытного дикаря.

Было бы ошибкой, подобно психоаналитикам, комментировать сновидение, как любопытный вымысел, сотканный нашим воображением из фрагментов повседневной жизни и призванный развлекать нас. И вообще, что есть реальность: сон либо бодрствующее состояние, которое представляет собой иллюзию, созданную пятью нашими чувствами? Великий Блез Паскаль триста пятьдесят лет назад признался:

– Я могу утверждать, что мы когда думаем, что.; разбужены, то, возможно, спим. От какого сна мы пробуждаемся, когда собираемся спать?

Паскалю вторит другой француз, один из столпов современной философской мысли Рене Дескартес:

– Я четко осознаю, что не существует примет, по которым бодрствующее состояние можно отличить от сна.

В бодрствующем сознании обнажена лишь незначительная часть умственных способностей человека. В сновидении у нас проявляются сверхпознавательные способности, дар провидения прошлого и предвидения будущего. При пробуждении память проходит через механизм мозга и искажает все полученные сведения; истолкование сновидения заключается прежде всего в том, чтобы реконструировать его, убрав искажения,

Кроме того, истолкователи сталкиваются с отсутствием в сновидении времени, расстояний и логики. Фрейд говорил, что во сне невозможно заниматься арифметикой. Вспомните, читатель, сколько раз вы падали в сновидении в пропасти, но не разбивались при этом: во сне не действует даже закон всемирного притяжения!

Вы, конечно, обратили внимание, что сновидение сновидению рознь. От одного в памяти остаются малосвязные и малочисленные отрывки, а после другого возникает чувство, какое мы испытываем, выходя из кинотеатра. От чего это зависит?

Скажем сразу то, о чем в дальнейшем мы поговорим более подробно: в сновидении автоматически сдвигается точка сборки любого человека, не только Воина. Причудливые миры сновидений – это другие миры Астрала. Чем менее они похожи на привычный нам мир, тем дальше забралось наше астральное тело в то время, пока физическое тело спит. Как добиться такого красочного, подчиненного определенному сценарию зрелища?

Вот один из простейших приемов; съешьте на ужин селедку или иную соленую пищу и почти не запивайте ее. Острая жажда, если она только не разбудит вас, сильно упростит создание астральной проекции. Почему? Многие исследователи полагает, что именно подавленное желание является величайшим фактором в побуждении к спонтанному выходу астрального тела, но в особенности это относится к голоду и жажде.

Вы обречете свой опыт на неудачу, если примете на ночь алкоголь. Дело вовсе не в антиалкогольной пропаганде, хотите пить – пейте сколько влезет, но в таком случае забудьте о пятом измерении. Спиртное сокращает фазу сна БДГ, то есть именно ту фазу, когда сдвигается точка сборки и приходит сновидение.

Нормальный сон по преимуществу состоит из сна «без быстрых движений глаз» (ББДГ), прерываемого сном БДГ. Человек высыпается только тогда, когда имеет оба вида сна. Если будить человека всякий раз, когда у него во сне начинают подрагивать веки, то после нескольких ночей у него серьезно расстроится самочувствие. Стоит наконец дать такому человеку спать, сколько он хочет, он погрузится в длительный период сна БДГ, чтобы организм возместил все пропущенные сновидения. Часто люди подолгу спят, но жалуются на то, что не высыпаются: им кажется, что всю ночь они ворочались и без конца просыпались; обычно это свидетельствует о том, что им не хватает именно сна БДГ.

Согласитесь, что после доброй попойки вам-нужно гораздо больше времени, чтобы выспаться, чем обычно. Таково следствие нехватки сна БДГ в начале ночи, когда действие алкоголя очень сильно. Затем организм наверстывает свое и в итоге получает необходимое количество сна БДГ – если, конечно, не помешает будильник или что-нибудь еще. Иными словами, принятие алкоголя до известного предела препятствует сдвигу точки сборки. При злоупотреблении алкоголь способствует этому сдвигу, но, к сожалению, лишь в единственное патогенное положение: белую горячку.

Природа сна и в наши дни во многом остается загадкой для традиционной науки. Ясно лишь, что органы чувств, внимание и осознание ведут себя во сне весьма странно. В фазе медленного сна сознание полностью неподвижно, отдыхает. Фаза сна БДГ представляет собой частичное пробуждение – с его помощью далекие предки хранили бдительность на случай нападения хищников и других опасностей первобытной жизни. Психические процессы при этом еще заторможены: разбужено лишь внимание. Что может послужить ему пищей? Внешние сигналы из привычного мира почти не пробиваются сквозь спящие органы чувств. Внимание в БДГ фиксирует внутренние сигналы, исходящие из подсознания. На этом моменте объяснения психоаналитиков обрываются, поскольку они не признают иных источников сигналов.

Но фактам не прикажешь. То и дело в мозг поступают сигналы из других областей. Если эти сигналы достаточно интенсивны, то «забивают» зов подсознания: внимание переключается не вовнутрь и не наружу, а на миры, которые существуют параллельно нашему и которые бодрствующее внимание обычного человека «в упор не видит». Причем чем лучше мы умеем контролировать во сне свое внимание, тем меньше подсознательное вмешивается в наши сновидения.

Первобытные люди, незнакомые с понятием астрального тела, тем не менее, верно понимают происходящее с ними в сновидении. Они считают, что во сне некая летучая часть человека покидает тело, чтобы путешествовать по мирам, в которые нет доступа наяву. Шаманы и знахари должны обладать грандиозными способностями к сновидению, поэтому обряд их инициации включает в себя и суровое испытание сном.

– Для посвящения австралийского туземного врача считается необходимым, чтобы он в течение по крайней мере двух или трех дней оставался в царстве духов, – рассказывает большой знаток этой темы профессор Тайлор. – Кондский жрец перед своим посвящением остается от одного до четырнадцати дней в усыпленном состоянии вследствие того, что одна из его душ отлетает к высшему божеству. У гренландских ангекоков душа покидает тело, посещая домашних демонов. Туранский шаман лежит в летаргии, пока его душа странствует, отыскивая мудрость, скрытую в стране духов.

В VIII веке весьма странную секту «ловцов chobs основала легендарная принцесса Атэх, в разное время дочь, сестра, жена и мать хазарских каганов. Это незаурядная женщина умела контролировать cm то есть всегда видела яркие, запоминающиеся сновидения, и даже в бодрствующем сознании проникала в Реальность.

При дворе кагана сложился своеобразный кружок мистиков, где принцесса Атэх играла ведущую роль. Принцесса умела изменять внешность и владела секретом поразительного долголетия. Сейчас мы можем объяснить загадки Атэх; она сдвигала свою точку сборки. Она повергала в шок придворных живописцев, когда позировала всякий раз... с новым лицом.

Накануне разгрома Хазарии русским князем, «барсом» Святославом, принцесса Атэх и ее ближайшие сподвижники сдвинули в сновидении свои точки сборки с привычных мест и ушли в Астрал. В сущности, все они бросили вызов смерти, хотя неизвестно, жив ли кто-то из них в наши дни. Саму принцессу видели последний раз на одном из турецких базаров в XV веке, спустя пятьсот лет после того, как русские взяли хазарскую столицу Итиль (ныне Астрахань).

Самыми продвинутыми сновидцами оказались индейские маги. Они буквально увидели, что у спящих людей точка сборки расположена не там, где обычно! Преодоление фиксации этой точки требует от бодрствующего колоссальной энергии и немалого умения, но сон позволяет каждому человеку безо всякого труда сорвать точку сборки с ее обычного места. Дон Хуан называет сны «лазейкой в иные сферы восприятия, через которую просачиваются потоки неведомой энергии».

Во время обычного сна точка сборки сдвигается на периферию человеческой полосы. Наступает дремотное состояние внимания, в котором спящий видит неконтролируемые сны – хорошие или плохие в зависимости от того, к какому из краев полосы (в «рай» или «ад») сдвинута точка сборки, В сновидении точка сборки сдвигается вдоль среднего сечения той же полосы: человек спит, но не дремлет: внимание, как и в бодрствующем состоянии, собрано.

Главное – овладеть в сновидении своим вниманием. Это позволит вам каждую ночь совершать путешествия куда угодно. Маги считают сновидение искусством закалки энергетического тела человека. Действие, совершенное энергетическим телом во внимании сновидения, может быть повторено наяву во втором внимании. Часто сновидящий просыпается прямо во втором внимании, войти в которое иначе очень непросто. Магиня Ла Горда говорит об этом Карлосу:

– Для перемещения в тело второго внимания в бодрствующем состоянии надо следовать практике сновидения, пока у тебя дым из ушей не пойдет.

Наш обычный сон – лишь средство медленно сдвинуть точку сборки. Этот сдвиг является трамплином в сновидение. Сновидение позволяет нам овладевать чужеродной энергией и входить в иные миры, не менее реальные, чем привычный нам мир. Это означает, что опасности, которые подстерегают нас в сновидениях, также реальны. Сновидение – рискованное занятие, не имеющее ничего общего с обычным сном. Поэтому искусство сновидения называют иначе тропой Воина.

Прежде, чем мы познакомимся с этим самым таинственным и необычным из человеческих искусств, одна просьба, читатель: уберите подальше все сонники. А также задвиньте на дальние полки сочинения ученых толкователей снов – Зигмунда Фрейда и его последователей. Задвинули? Все, можно приступать.

 

 Продолжение

 

Свернуть